Фейк

1-gennadij-gor-korova-1Мальчик выходит из тайги в соответствии с хорошо прописанной русской традицией выходить в город «прямо из природы». Если не считать русских купцов, тунгусов, бурят и одного китайского торговца, живших в городе, остальные жители мальчику были родственниками. Задерживаясь в каждом доме по два дня, он мог без заботы продержаться несколько месяцев. Но родственники закончились. Никто не хотел предоставлять мальчику кров, еду и слушать его рассказы о его деде, родственнике всех городских родственников. А мальчик был не такой уж мальчик, скорее, он был молодой человек — ему исполнилось одиннадцать лет — он мог работать. Но работы для него не находилось. У городских детей в отличие от деревенских не было привычки выходить с недоеденным в обед хлебом на улицу — мальчик голодал, — а вскоре оказался в одиночестве, поскольку все мальчики отправились в школу изучать древние языки, читать вслух русских писателей и изучать географию Палестины. Но в городе жил фокусник. Во всяком случае он «мог быть фокусником». Он обещал сделать так, чтобы весть город пришёл к мальчику и стал бы говорить: «Милости просим ко мне». «Нет, ко мне». «А тут начнётся скандал. Возможно даже, что молодые люди будут бить друг другу в морду. Из-за чего? Из-за того, чтобы пригласить тебя пить чай». [1] И вышло по его словам. Однажды приехали тунгусы и передали, что дед мальчика «напал на золотую жилу, открыл золотую реку». [2] Те тунгусы уехали в тайгу. Но нашлись свидетели. И мальчика отдали в школу ко всем его добрым друзьям, в надежде, что его дед возьмёт город в пай. Приезд деда положение внука укрепил. Благодарный, дед принялся мастерить для родственников деревянную утварь и мебель, что те посчитали причудой богатого человека. Впрочем, последующее разоблачение фокуса — «оказывается всё это басня» [3] – на положении мальчика тоже не сказалось: мальчик думал, что его будут ругать, но его никто даже не упрекнул. Правда, мебель, подаренную дедом, хозяйки выбросили. Фокусник собрал её, покрасил и продал им, как новую. Добрый фокусник получил свою часть удовольствия. Он не смог только избавить себя от войны. Сначала на войну забирали русских. Потом евреев. Потом призвали бурят и тунгусов. «Буряты приехали с жёнами и детьми, они разбили войлочные юрты. Бедняки, они, наверное, думали, что их пошлют вместе с жёнами и детьми». «Половина их умерла возле Минска». «Белорусский климат и пища не подходили к ним». [4] Фокусник не соглашался, говорил, что виновато «обращение». [5] Но, видно, и здесь не обошлось без какого-то фокуса. Для империалистической войны людей не хватило. А для гражданской, голода, эпидемий, эмиграции, репрессий, коллективизации и ещё одной войны, во много раз более кровавой, хватило. Фокус-покус.

[1] Геннадий Гор. В городке Студёном: повесть. — Геннадий Гор. Корова: роман, рассказы. Предисловие Андрея Битова. Москва: Издательство Независимая Газета. 2001. Страница 265-я.

[2] Здесь же, страница 266-я.

[3] Здесь же, страница 283-я.

[4] Здесь же, страницы 289-я и 290-я.

[5] Здесь же, страница 290-я.

Comments are closed.