Новый материк

Alfred Deblin. Gory moria i gigantyГлавная «болезнь после-уральской эпохи», [1] наступившей вслед за окончанием Уральской войны, состояла в том, что люди не хотели жить в городах. Беглецы, скапливаясь возле городов, невольно создавая противовес городскому образу жизни. Города задумывались над тем, чтобы провести внутреннюю Уральскую войну и очистить свою сельскую округу от беглецов, но вдруг открыли, что люди, стремящиеся избавиться от синтетических форм жизни, не хотят разрушить города, но мечтают лишь переселиться на новые, чистые земли. В Америке стремление покинуть города была настолько сильным, что «сами представители правящего сословия» последовали «примеру бегущих из городов». [2] Чистой землей для них стала Аляска. Европейским беглецам бежать было некуда. Африка ими не рассматривалась: африканцы не только покинули свои города, но и континент. Предложение отдать переселенцам Россию [3] было невыполнимым, поскольку русские равнины исчезли в ходе Уральской войны. Для начала их следовало восстановить. Менее фантастической и более увлекательной казалась идея «поднять из моря» в северной части Тихого океана новую землю. «Людей нужно вывести туда, где они обретут покой. Их нужно доставить в какое-то очень далёкое, но безопасное место». [4] Или, если обращаться не к переселенцам, а к тем, кто переселяет, «нужно, дескать, создать новую часть света. Города-государства будут сбрасывать туда излишки человекоресурсов, бракованный человеческий материал». [5] Два варианта: или новый материк, или «их, беглецов, могли бы запросто истребить». [6] Поднять землю со дня моря не удалось, но мечта о северном материке захватила умы людей: «люди» сами «хотят на Север, тоскуют по Северу», [7] а значит, Север должен быть заселён. «На заседании лондонского сената прозвучало слово Гренландия — мгновенно покорив сердца». «Города создадут новую часть света». «Теперь земли у всех будет вдосталь». [8] Разумеется, нашлись и критики. Они не сомневались в технической осуществимости проекта: «осушить часть моря» и «разрушить глетчеры» [9] европейским градшафтам по силам. Но мы помним, что они «натворили во время войны в России». [10] Имеется в виду Уральская война, приведшая к геологической катастрофе. «Металлические быки», установленные в память о ней, ещё «украшались венками из свежей зелени». [11] Но «человеческие массы западных континентов» не могли отказаться от мечты о том, как «они мирно переселятся туда, окрепнут, исцелятся от всех недугов. Господа, владеющие мощными аппаратами», которые могли бы беглецов испепелить, «от них отступились. Переселенцы будут беспрепятственно кочевать по мягкой, только что освобождённой ото льда земле, среди пускающих ростки деревьев и прочих растений, — кочевать вместе с животными и птицами, под льющимся с неба светом древних светил». [12] То ли мы знаем будущее, то ли прошлое, но что-то заставляет желать этому проекту успеха.

[1] Альфред Дёблин. Горы моря и гиганты: роман. Перевод Татьяны Баскаковой. Санкт-Петербург: Издательство Ивана Лимбаха. 2011. Страница 395-я.

[2] Здесь же, страница 397-я.

[3] Здесь же, страница 394-я.

[4] Здесь же, страница 393-я.

[5] Здесь же, страница 394-я.

[6] Здесь же.

[7] Здесь же, страница 393-я.

[8] Здесь же, страница 395-я.

[9] Здесь же.

[10] Здесь же, страница 396-я.

[11] здесь же, страница 397-я.

[12] Здесь же, страница 398-я.

Comments are closed.