Искусство мужчин

Uill Gomperz. Neponiatnoe iskusstvoИскусство подражает не природе, а индустрии. Только промышленность производит формы, из которых дальше можно развить формы идеальные или, точнее, минимальные, — из дома — куб, из стакана — цилиндр, — формы сами по себе, как бы формы не от мира сего, но зато обладающие способностью занимать «выгодные позиции и доминировать в пространстве», по крайней мере, пространстве «галереи». [1] Но искусство подражает промышленности не ради искусства, а ради того, чтобы влиять на жизнь, как влияет на неё индустрия: «цель» искусства «всегда была одна: поставить жизнь под контроль» [2]. Минимализм во всех отношениях является искусством, основанном на подражании промышленности, даже в том, что «в списке «активистов» минимализма — «сплошь американцы, все мужчины, все белые, а это тоже в какой-то степени отражение природы минимализма», [3] поскольку белые мужчины, а речь идёт о шестидесятых годах прошлого века, составляли основу мирового промышленного класса. Процесс создания произведения «у минималистов» «обходится без кровавых мозолей» и солёного пота только потому, что они «напоминают архитекторов, которые составляют планы, отдают распоряжения и контролируют процесс производства», [4] а кровавые мозоли и пот — удел сварщиков и плотников, без которых минимализм, конечно, не обходится. Необходимость привлекать рабочих вызывается в минимализме не только восхищением перед промышленным предприятием, но и желанием «обезличить произведения, удалить из них все следы своего присутствия и авторскую субъективность», [5] представляя дело таким образом, будто они созданы не одним человеком, а заводом. Но из того, что промышленная продукция подписана не именем мастера, а брендом не следует отсутствие стиля. В конце концов Питер Пауль Рубенс это не только человек, но фабрика, действовавшая под его именем, стиль продукции которой без труда опознаётся. То, что минималисты называли отсутствием стиля, есть стиль и приметный: минималисты создавали или, точнее, производили «лаконичные, строгие трёхмерные кубы и прямоугольники, сделанные из промышленных материалов», [6] устанавливаемые прямо на пол без посредничества постаментов или каких-то других приспособлений, указывающих на то, что это произведение искусства. Зритель сам должен отыскать минималистскую скульптуру в музейном пространстве. Минималисты не первыми среди художников, обратились за вдохновением к индустрии. Они наследовали «сюрреализму Андре Бретона», «в них очень много модернистской эстетики Баухауса, щедро приправленной русским конструктивизмом». [7] Но в том, что касается стремления влиять на зрителя и пространство, они шли за искусством перформанса: «тогда» их скульптуры «выполняют задачу, ради которой и были созданы», когда «влияют на то место, где установлены, и, самое главное, на тех, кто в нём находится». «Зритель выступает в качестве исполнителя». [8] Зритель исполняет роль зрителя. Да, говорит он, я вижу, вижу произведение искусства, хотя и без постамента, и без багета. И на него нисходит такая благодать, как будто он воочию узрел газгольдер или нефтебазу.

[1] Уилл Гомперц. Непонятное искусство: от Моне до Бэнкси. Перевод И. Литвиновой. Москва: Синдбад. 2016. Страница 379-я.

[2] Здесь же, страница 381-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же, страница 382-я.

[6] Здесь же, страница 379-я.

[7] Здесь же, страница 380-я.

[8] Здесь же.

Comments are closed.