Сборка в идеальной области

1-gennadij-gor-korova-1Между художником и действительностью находится идеальная форма, которая, а нам известны по крайней мере две такие формы — чистый куб и пустой стакан, — составляет область, слой, преобразующий действительность, она же жизнь. Характер этого преобразования до конца не ясен, но, возможно, этот слой каким-то образом усиливает действие действительности на художника, если сигнал, приходящий от неё, слабый или смягчает его. Но главное действие, которое, как обычно принято считать, оказывает этот слой на художника, состоит в том, что он художника раздваивает, принимая и согласуясь только с одной его половиной, а другую оставляет действительности. Так художник Иван Иванович Широкосмыслов, персонаж рассказа «Стакан», распадался на обывателя и на художника: «они имели одно и то же лицо, но в то же время они были совершенно разные люди». «Иван Иванович, например, ходил на базар. Художник Широкосмыслов всегда сидел дома», «сидел, изображая стакан, а иногда даже сочинял стихи, посвящённые, разумеется, стакану». [1] Все остальные занятия этих двух частей поделены строго между действительностью и областью идеальных форм. Разделение это нельзя назвать болезнью, поскольку «по существу никогда не существовало, так редко оно существовало», [2] только, надо думать, в минуты озарения, когда устройство мира становится прозрачным, а человек распадается. Между тем, область идеальных форм выпускает человека из-под своего контроля лишь изредка, а в остальное время она служит исключительно к его единству. Художник видит, как идеальный стакан «заслонил всё окно, вот он заслонил всю природу, дома, небо и людей, и вот он заслонил всю вселенную». Но одновременно он чувствует, «что стакан был не только вселенной, но им — художником». «Он почувствовал полное слияние себя с вселенной, которая была стаканом. Края стакана были его краями, дно стакана было его дном. И, как стакан, он был пуст». [3] У области идеальных форм несколько функций, но важнейшая — сборка личности, — которой художник не был и не мог стать, но не только сборка двух его половин, но соединение его с мирозданием. Художник, персонаж рассказа «Окно», в области идеальных форм находит другую форму — куб, — который в действительности представляет собой дом — стакан тоже существует в действительности как обыкновенный стеклянный стакан, — но, избавившись , в воображении художника, от декоративных элементов, переносится в идеальную область. Художник, обретший идеальный куб, как будто не испытывал проблем с раздвоением личности и, следовательно, не нуждался в сборке и сохранении её, но, тем не менее, в дом он входит «держа за руку девочку», [4] которая играла перед домом и которой он не замечал, пока не догадался как устроена область идеальных форм. Девочка говорит ему о приобретённой им дополнительной точке зрения, без которой идеальной области никогда не достичь. И не достичь единства.

[1] Геннадий Гор. Стакан: рассказ. — Геннадий Гор. Корова: роман, рассказы. Предисловие Андрея Битова. Москва: Издательство Независимая Газета. 2001. Страницы 203-я и 204-я.

[2] Здесь же, страница 204-я.

[3] Здесь же, страница 205-я.

[4] Геннадий Гор. Окно: рассказ. — Здесь же, страница 200-я.

Comments are closed.