Мировая художественная война

Uill Gomperz. Neponiatnoe iskusstvoВойна есть столкновение эстетических теорий и практик. Художественные конфликты, вырастая из споров между школами живописи, ваяния и зодчества, реализуются в столкновении армий. Но подчас политика государства, прямо входя в конфликт с художественными движениями, наносит вред не только искусству, но промышленности и армии. Так Адольф Гитлер «ненавидел модернизм и интеллигенцию. И это означало, что он люто ненавидел Баухаус». И в 1933 году «он вынудил закрыться крупнейший в мировой истории колледж искусств и дизайна». «Он устроил выставку «Дегенеративное искусство», на которой были представлены лучшие преподаватели и выпускники этой школы». «Трудно сказать, понимали ли посетители выставки, к чему всё это, но художники понимали прекрасно». [1] Подразумевается, что художники понимали, будто дело идёт к войне, но на самом деле они понимали другое — дело идёт к поражению. Тот, кто изгоняет художников, побеждать не собирается. Мастера Баухауса «массово устремились в» другую «страну, где строились красивые города в духе модернизма, — страну, которой они со временем помогут стать центром современного искусства». [2] Впрочем, это могла быть сделка. У промышленности, разумеется, есть инерция, и то, что однажды возникло в искусстве, может долго сказываться на промышленном и военном развитии. Спустя десятилетия немецкие танки хранят в своём облике идеи, которые развивались в стенах Баухауса. И мы, на наше счастье, можем теперь только предполагать, как они могли бы выглядеть, если бы немецкий народ не расправился со своими художниками. Изгонять конструктивистов — это то же самое, что изгонять конструкторов. Но это было сделано. И немецкое оружие потерпело поражение. Мы, любуясь нашим оружием, знаем, что оно нравится нам не только потому, что это оружие победы, но потому, что оно красивее. Несмотря на схожий с немецким припадок ненависти к современному искусству, нашей промышленности удалось сохранить больше конструктивизма, больше супрематизма и больше лучизма, чем это удалось сделать немецким танкостроителям несмотря на то, что Баухаус был центром мирового искусства, и казалось, что страну, обладающую такой художественной школой, вряд ли кто-то сможет остановить. В любом случае такая страна представляет серьёзную опасность для любого соперника. Однако у искусства есть не только соперник в лице консервативного государства, условно — это соперник справа, но и препятствие в виде стремления затушевать или даже разорвать связь искусства и промышленности. Имеется в виду связь именно цветов, форм и линий с производством, а не, например, идеологии. Но Баухаус начинался из желания «внести свой вклад в возрождение истерзанной войной страны», «поднять настроение людям и оживить финансовую жизнь», [3] с тем, в конце концов, чтобы «чудовищный опыт войны» никогда не повторился. [4] В том смысле, что страна должна побеждать. Так или иначе — поздно. Опыт Баухаус распространился по всему миру. И о нём известно не меньше, чем об устройстве Фау-1.

[1] Уилл Гомперц. Непонятное искусство: от Моне до Бэнкси. Перевод И. Литвиновой. Москва: Синдбад. 2016. Страницы 253-я и 254-я.

[2] Здесь же, страница 254-я.

[3] Здесь же, страница 239-я.

[4] Здесь же, страница 238-я.

2 Responses to “Мировая художественная война”

  1. Sergei:

    Тот, кто изгоняет художников, побеждать не собирается — можно ставить твой (С)?

  2. admin:

    Да, это моё С.