Три Ли Бо

Sergei Toroptsev. Li BoИсследователь говорит о «трёх составных частях Ли Бо как культурного феномена — социум, поэзия, легенды». [1] Однако при приближении к поэту эти части требуют уточнения и переименования. Социум для Ли Бо — не что иное как служба. Су Ши, живший спустя несколько столетий после Ли Бо, назвал его «бешеным служивым». [2] Служба заставляла Ли Бо колесить по стране в течение всей жизни. Мы не можем назвать эту часть феномена, например, страстью к путешествиям. В её основе лежит страсть совсем другая. Поэзия не меняет своего имени, но это совсем не та поэзия, которая дана нам. Мы — читатели, Ли Бо — творец. Не считая того, что ныне живущим досталась только одна десятая часть великого наследства. Легенда тоже не в полной мере часть живого Ли Бо, она возникла только после его гибели и развивалась в течение столетий. Источником легенды по большей части послужило вино, любовь к которому у поэта не отнять. Три части культурного феномена Ли Бо, приближаясь к самому Ли Бо, становятся службой, поэзией и вином. Порядок, в котором они видятся нам, возможно, отражает то значение, которое они имели для поэта: «…а он не мог, как Тао Цянь, отвергнуть всё, кроме вина». [3] Вино — только одна из частей его существа. На первом месте или служба или поэзия, но судя по тому, что генерал Пэй Минь, убеждал и «убедил Ли Бо не менять кисть на меч», [4] служба — на первом месте. Следуя западным представлениям о структуре личности, можно сказать, что первое — социум или служба — “показывает нам «бессознательное Я» Ли Бо, второе — его «внутреннее Я», осознанное Эго, третье — сверх-Я, вошедшее в сознание потомков как знаковое обозначение культуры в социокультурной ментальности нации». [5] Поэзия — это Эго. Вино или легенда — это дух. Из этого следует, что личность Ли Бо не была вполне единой, по окончании земного пути она раздробилась на несколько частей. Сверх-Я — вино, легенда. — отправилось в космос. Напившись вина, поэт шагнул с лодки на лунную дорожку в реке, и утонул. Но «через мгновение он вынырнул верхом на ките» «и понёсся в заоблачные выси». [6] Видевшие это, немедленно признали в поэте святого. Однако с точки зрения службы так заканчивать свою жизнь было совершенно недопустимо. Только полвека спустя «высшая земная власть» «простила поэта». [7] Были проведены все необходимые обряды. Разрешилось и противоречие между службой и поэзией. У Ли Бо стало две могилы. Во одной находится его тело и та часть поэта, которую мы называем «внутренним Я», а в первой — одежда и шапка, которые, очевидно, символизируют его службу и «бессознательное Я». Службу он свою сослужил. Вино своё выпил. Нам досталась только его поэзия.

[1] Хэ Няньлун, цитата. — Сергей Торопцев. Ли Бо: Земная судьба Небожителя. Москва: Молодая гвардия. 2014. Страница 271-я.

[2] Здесь же, страница 227-я.

[3] Здесь же, страница 272-я.

[4] Здесь же, страница 275-я.

[5] Здесь же, страница 271-я.

[6] Здесь же, страница 265-я.

[7] Здесь же, страница 275-я.

Comments are closed.