Группа армий «Б»

Alfred Deblin. Gory moria i gigantyВойна переживается как ненависть, а осмысляется как порядок: «восточное полушарие должно быть покорено», но не потому что мы ненавидим народы его населяющие, хотя мы их, конечно, ненавидим, а потому, что «нельзя метать огонь в светила небесные, если ещё не завоеван Земной шар». [1] Должно соблюдать последовательность в завоевании мира: сначала Земля, потом Космос. Однако обоснование войны порядком не столько успокоило народы, которые должны были этого порядка придерживаться, сколько вызвало в них ещё больший энтузиазм: «на Западе человеческие массы впали в своего рода пьяный экстаз, когда им сообщили, что сейчас приуготовляется». «Всё новые и новые толпы, мужчины женщины, жаждали участия в борьбе». [2] Война, однако, как и всякое другое предприятие, является предприятием экономическим и может поглотить лишь ограниченное число работников. К тому же, эта война должна была стать предприятием высокотехнологичным, в котором рабочие места могли быть заняты только работниками чрезвычайно высокой квалификации. «Чтобы вести войну, требовалось несколько десятков тысяч солдат, хорошо обученных», [3] которых как раз хватило бы, чтобы разгромить азиатов. Но перед глазами миллионов людей уже возник «образ гигантских равнин, безмерно высоких гор, кишащих людьми экзотических городов. На этих чужаков они должны напасть, смешаться с ними, всё там наводнить собой». [4] Пренебречь этим духовным подъёмом было нельзя. Использовать народные массы было негде. Поэтому началась подготовка к двум войнам сразу. Во всех западных странах началась подготовка к настоящей войне, в которой профессионалы должны были использовать самое современное оружие, — её должна вести армия «А», и к войне ненастоящей, задача которой будет состоять в первую очередь в том, чтобы поглотить народный энтузиазм — для армии «Б». Во главе армии «Б» встали самые умные и опытные политики. «Предполагалось, что солдаты будут отливать пушки, возводить и укреплять оборонительные линии, производить в мастерских цитаделей аппараты, будто бы представляющие собой чудодейственное оружие, и тренироваться в обращении с ними; то есть имелось в виду моделирование смертоносной деятельности, а не участие в настоящей войне». [5] Однако «приток добровольцев в псевдо-армию «Б» был столь велик», [6] что стало ясно: одним спектаклем не обойтись. Лондон, участвовавший в войне, «сделал следующий шаг, доведя свои первоначальные планы до логического конца. Английское командование армии «Б» бросило мощные человеческие массы — полки воодушевлённых, опасных для власти мужчин и женщин — на подлинный театр военных действий: на русские равнины; этим солдатам предстояло совершить страшную и напрасную работу». [7] Страшную — потому что смысл войны «Б» состоял в том, чтобы этих солдат не стало; напрасную — потому что «азиаты русские равнины не отдали». [8] Для немецкого мистического сознания азиаты — это, кроме других народов, населяющих Евразию, русские. Русские не отдали азиатские равнины. Мистицизм — это точность.

[1] Альфред Дёблин. Горы моря и гиганты: роман. Перевод Татьяна Баскаковой. Санкт-Петербург: Издательство Ивана Лимбаха. 2011. Страница 143-я.

[2] Здесь же, страница 141-я.

[3] Здесь же, страница 143-я.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же.

[7] Здесь же, страницы 143-я и 144-я.

[8] Здесь же, страница 144-я.

Comments are closed.