Великое прозрение

Alfred Deblin. Gory moria i gigantyРасстановка сил накануне Уральской войны, произошедшей в двадцать шестом веке нашей эры, как она виделась немецкому мистику в начале двадцатых годов двадцатого века. Накануне войны в мире существовали два основных круга народов — Западный и Восточный. Западный круг составляли европейские грандшафты — необыкновенно развитые города-государства, — а также Лондонская империя. В Восточный круг народов входили народы, населявшие в нашем понимании Евразию, а в представлении европейцев — Азию, поскольку Азия начиналась «в ста милях восточнее Вислы». [1] Великие города азиатов — «Бомбей Лхаса Пекин Токио Казань Тобольск». [2] Наиболее острыми противоречия были внутри Западного круга, между грандшафтами и империей, но случай столкнувший европейских руководителей и азиатских разведчиков лицом к лицу убедил первых в том, что по-настоящему они ненавидят только «этих монголоидов, широкостных податливых ухмыляющихся, этих непонятно над чем хихикающих япошек и» «великанов-русских в нелепо широких брюках». [3] К этому времени западные народы сделали решительный шаг в своём развитии: “Место машин, беспорядочно разбросанных по цехам, заняли машины-блоки машины-дома, колоссы и пирамиды упорядоченности, — машины-организмы», которые объединялись в единые системы, например, энергетическую. Однако в конце концов «громыхающие колоссы были посрамлены аппаратами-лилипутами», которые «скромно стояли теперь в бронированных подвалах». [4] В них таились гигантские энергии, но «люди к ним привыкли, жили под их защитой комфортно и не испытывали особой благодарности». [5] Отношение, которые сложились между людьми и машинами было сродни отношениям в семье. Машина была в крови у западных народов. Иные отношения возникли на востоке. «Тёмные азиатские массы уже давно приняли новую машинную технику; хотя это было нечто им чуждое». «Из многих сотен миллионов здешних людей небольшие группы постоянно отправлялись на Запад, впитывали — недоверчиво-внимательно — чужие знания». [6] Своих знаний, равных по существу знаниям в западном понимании этого слова, у азиатов не было. У них не было городов в западном понимании: «азиаты продолжали жить торговали в руинах и подвалах, оставшихся от европейцев». [7] Было известно, что азиаты вооружаются, но в конце концов что значили их усилия по сравнению с теми аппаратами, которые хранили грандшафты? Тем не менее у европейских правителей присутствовало неизбывное чувство, что они что-то не учли. Отчасти потому, что «всерьёз никто ничего не обдумывал. Просто была потребность выломиться из прежней жизни». [8] Отчасти потому, что «западные люди не знали» о судьбе восточных народов «практически ничего». [9] Отчасти потому, что восточные народы не утратили своей связи с природой. «Сибиряки ухмылялись. Монголы клохчуще хохотали, высоко поднимая своих детей», чтобы те могли получше рассмотреть самолёты, отправляющиеся «навстречу европейцам». [10] Великое прозрение: за полтысячи лет до войны знать, что что-то опять не учтено.

[1] Альфред Дёблин. Горы моря и гиганты: роман. Перевод Татьяна Баскаковой. Санкт-Петербург: Издательство Ивана Лимбаха. 2011. Страница 143-я.

[2] Здесь же, страница 140-я.

[3] Здесь же, страницы 138-я и 139-я.

[4] Здесь же, страницы 140-я и 141-я.

[5] Здесь же, страница 135-я.

[6] Здесь же, страницы 139-я и 140-я.

[7] Здесь же, страница 140-я.

[8] Здесь же.

[9] Здесь же.

[10] Здесь же, страница 142-я.

2 Responses to “Великое прозрение”

  1. Sergei:

    Странный выбор великих городов азиатов — «Бомбей Лхаса Пекин Токио Казань Тобольск».
    Чердынь где?

  2. admin:

    Не хватает ещё Ирбита и Мангазеи. Интересно было бы порасспросить Дёблина, как он отбирал азиатские города. Так-то список огромный: Вологда, Пермь, Самара, Курск.