Шаманский супрематизм

boris-rybakov-yazychestvo-slavianГеометризация сопутствует истории человека. Сопоставление головного убора эпохи мезолита, найденного на Оленьем острове в Онежском озере, «пермских шаманских изображений» и сказаний сибирских народов позволяет увидеть, что человек становится человеком в трёхчастном мире. Нижний мир покоится на ящере — он и есть ящер. «Средний мир, земля, представлен людьми, зверями и птицами. Человечество символизируется парными изображениями мужчин и женщин» «или целой семьи с ребёнком». «Мужчины помещались слева, женщины справа, ребёнок — в центре или в животе матери. Взрослые люди всегда стоят на ящере». [1] По вечерам ящер хватал солнце на западе и утаскивал его в нижний мире, а по утрам выпускал на востоке. Небосклон и вместе с тем верхний мир образовывали две женщины-лосихи, или оленихи, которые «рождали домашних «оленьцов» для людей и диких — для тундры». В верхнем мире «вместо очага сияло солнце». [2] Мир был создан для человека, — по крайней мере человек расположился в его центре, получая дары от неба и поддержку от земли, — но только в материальном смысле. Человеку не хватало смыслов. На земле их не было. Человек спустился в нижний мир, не нашёл их и там, зато обрёл крылья, космическое имя Гагара и взлетел «от семи подземных озёр к вершине мирового древа». [3] Здесь небесные лосихи наделили его тем, что он искал, — «сверхъестественной колдовской силой». [4] Смыслом. Духом. Сюжет о космическом полёте человека, — после обретения духа его можно теперь называть шаманом, — не застыл, но продолжил своё развитие. Произошло «постепенное очеловечивание сложной композиции. Перенесение внимания на человека, одарённого высшей колдовской силой, подаренной ему небесными лосихами». [5] А это значит, что полётов на небо было несколько. И тот полёт, который сохранился в памяти сибирских народов и иконографии уральцев, не первый. Сначала мы находим три человекоподобные фигуры с лосиными мордами. Затем оказывается, что у одной из них лицо человеческое, а на голове только убор в виде морды лосихи. Лосихи теряют женские тела и оставляют одни только лосиные головы. Затем под всеми тремя лосиными мордами возникают мужские тела и мужские лица, а лосиные головы «сильно стилизуются и в конце концов превращаются просто в три треугольных выступа над головой». [6] Треугольники на темени встречаются за пределами шаманской культуры и свидетельствуют, видимо, о людях, «наделённых силой свыше, силой, дарованной небесными Хозяйками Мира». Но, «это уже не шаманы, а вожди и воины». [7] Сюжет о полёте шамана, следовательно, содержит две встречных, но пересекающихся истории: одна — это история о становление человека через обретение смысла, вторая — об утрате остатков человеческого, но не в пользу звериного, а в пользу абстрактного начала. Человек приближается к небу. Однако лосихи не спускаются вниз к человеку, только силу оставляют ему и знак, но уходят из трёхчастного мира. Выше.

[1] Борис Рыбаков. Язычество древних славян. — 3-е изд. — Москва: Академический проект: Культура. 2015. Страница 69-я.

[2] Здесь же, страница 70-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же, страница 71-я.

[7] Здесь же.

Comments are closed.