Радиоживопись

Uill Gomperz. Neponiatnoe iskusstvoРешительное расширение области абстрактного: «высшей формой искусства, осеняющей нас вожделенным отблеском свободы, является музыка, — опять же в силу своей абстрактной природы, — звуки слышны, но не видны». [1] Однако звуки не абстрактны, они физически существуют, и мы их не мыслим, но слышим, и если они находятся за порогом нашего слуха, мы их всё равно ощущаем, хотя этого и не сознаём подчас. Неслышимые они оказывают влияние на наши мысли, чувства и действия, в том числе на работу художника. Появление абстрактной живописи не просто совпало с началом эры радио, но было вызвано неслышимыми и сильными источниками звука. Художники не сразу, но поняли связь между звуком, правда сначала только слышимым, и живописью, хотя физически первой была установлена связь между неслышимым звуком и цветной круглой формой. Франтишек Купка, создавший первые абстрактные полотна, этой связи ещё не заметил. Его первая абстрактная картина представляла собой «набор трудно определимых форм», [2] которые, однако, все были круглыми: «несколько кругов и окружностей на чёрном фоне». [3] Большой и белый круг в центральной части, в левой — красное кольцо, и множество кругов поменьше в обрамлении зелёных окружностей. Первое впечатление зрителя: «картина ни о чём, она совершенно абстрактна». [4] Зритель обращается к ближайшим аналогиям: «это попытка исследовать наши взаимоотношения с космосом и Вселенной», найти «визуальный образ взаимосвязанности Солнца, Луны и планет», [5] что верно, но только в самом общем смысле. Два года спустя Робер Делоне пишет картину, которая напоминает «разноцветную мишень для игры в дартс». [6] Хотя считается, что картина изображает цвет как таковой, на самом деле изображала звук: Робер Делоне «попытался создать зрительный образ, испускающий гармонические цветовые волны, — что-то аналогичное музыке». [7] Василий Кандинский полностью сознавал связь между неслышимым звуком и цветом вообще, между неслышимым звуком и круглой формой в частности, хотя применительно к его творчеству говорится только о связи музыки и живописи. «Первое полностью абстрактное произведение Кандинского» называлось «Картина с кругом». Она тоже «не поддаётся логическому толкованию», «не имеет ни формы, ни смысла», хотя на ней, однако, изображены помимо прочего «две округлые формы — чёрная и синяя». [8] Считается, что Василий Кандинский «был зациклен на цвете», однако он был зациклен на неслышимом звуке. «Художник стремился визуализировать звуковой ландшафт — создать полотна, позволяющие зрителю услышать «внутренний звук» цвета. А для этого следовало дополнительно избавиться от отсылок к реальному миру. Кандинский считал, что «внутренний звук» можно услышать, только если картина лишена «внешних смыслов», отвлекающих зрителя-слушателя». [9] То, что мы называем абстрактной живописью, невидимое, и более того — неощутимое, делает по крайней мере зримым. И следовательно, решительно сужает область абстрактного.

[1] Артур Шопенгауэр, указание. — Уилл Гомперц. Непонятное искусство: от Моне до Бэнкси. Перевод И. Литвиновой. Москва: Синдбад. 2016. Страница 184-я.

[2] Здесь же, страница 182-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же, страница 182-я и 183-я.

[6] Здесь же, страница 183-я.

[7] Здесь же, страницы 162-я и 163-я.

[8] Здесь же, страница 189-я.

[9] Здесь же, страница 197-я.

Comments are closed.