Ни в коем случае. Ни за что. Никто.

В номере тридцать седьмом журнала Esquire прочёл переписку Б.Акунина и М.Ходорковского, которая живо навеяла мне воспоминания о случае, произошедшем с великим норвежским писателем Кнутом Гамсуном, лауреатом Нобелевской премии по литературе. В годы Второй мировой войны Кнут Гамсун, его жена Мария и их дети были участниками национал-социалистического движения в Норвегии. Сведения почерпнуты из книги Натальи Будур «Кнут Гамсун: Мистерия жизни», которую издала «Молодая гвардия» в этом году в серии «жзл». После войны национал-социалисты по всей Европе оказались на скамьях подсудимых, поскольку проиграли либерально-коммунистической коалиции, а среди них и семья Гамсун. Самого Кнута Гамсуна норвежское правосудие пыталось «выгородить» путём объявления его умалишённым. Международный имидж Норвегии мог быть таким образом спасён, но творчество писателя, как творчество слабоумного, уничтожалось. Кнут Гамсун, не смотря на то, что был патриотом своей страны, отказался жертвовать ради неё своими творениями. У патриотизма есть пределы. Делом Гамсуна занимался один из лучших норвежских психиатров доктор Лангфельдт. «…он пригласил к себе Марию Гамсун (вернее, получил разрешение на беседу с ней, поскольку она сидела в тюрьме) и убедил её, что, ради блага мужа, ей необходимо рассказать всё, что она о нём знает, — вплоть до подробностей их сексуальной жизни. …она поверила и много чего рассказала. Быть может, ей впервые за долгие годы предоставилась возможность выговориться… Быть может, доктор смог её обаять… Быть может, она просто устала и потеряла над собой контроль…» Страница 285-я. А потом её откровения доктор Лангфельдт опубликовал. Но важно здесь то, что человек, находящийся в узилище, находится в ином состоянии сознания, нежели его обычное сознание. Есть люди, наверное, которые иное состояние сознания узников используют в своих целях, как доктор Лангфельдт. М.Ходорковский это тоже понимает: «…Не имея собеседника, я разговариваю сам с собой, спорю с собой, поясняю себе. Такая «творческая шизофрения». Страница 100-я Esquire. Понимает это и Б.Акунин: «…Находясь в заключении, Вы опубликовали несколько статей, некоторые из которых вызвали род переполоха среди людей, считавших своим единомышленником». Род переполоха. Что это? Кнут Гамсун замечает по поводу действий своего психиатра: «Узника ни в коем случае нельзя щадить. Ни за что!» Страница 292-я из его биографии. Никто не должен щадить. Никто.

3 Responses to “Ни в коем случае. Ни за что. Никто.”

  1. Наталия Будур:

    Большое спасибо от нас с Гамсуном! Очень приятно, что мы привлекли ваше внимание! Читать вашу дискуссию о нас гораздо увлекательнее и веселее, чем писать книгу и сразу понятно. что ты сделал! Только, пожалуйста, пишите меня не НаталЬя, а НаталИя. Tusen takk! Наталия Будур

  2. admin:

    Немедленно исправляюсь. Спасибо за книгу, Наталия!

  3. Наталия Будур:

    Чувствительно Вам благодарна! Действительно приятно и мне, и издательству, что вы обртили на нас внимание, тем более что Гамсун — больная тема не только для Норвегии, но и для России. Во всяком случае, именно так мне кажется. С «реверансами» пора заканчивать, поэтому умолкаю.