По словам его

vladimir-makanin-andergraundРазговор как будто не участвует в создании реальности. Реальность создают тексты и изображения. Возможно, музыка. Разговор – занятие пустое и указывает только на состояние сознания. Разговор — это «великое заполночное бдение наших интеллигентов», то есть бодрствование образцовых носителей сознания, [1] позволяющее «многое немаловажное друг другу сказать и немногое важное высказать», [2] но не позволяющее что-либо создать, выходящее за пределы разговора. Но сам разговор и сами собеседники принадлежат к реальности. Трудно представить себе без кухонных разговоров, а о них в первую очередь речь, и собеседников реальность определённого рода. «Мы», то есть интеллигенция, «довели искусство человеческого общения (телефонного, кухонного, в рабочее время, в вагоне поезда) до немыслимой высоты. Разговоры – наши пирамиды. На века». [3] Предполагается, видимо, что существует нечто, что не только сохраняет память о факте разговоров, но и об их форме и содержании несмотря на то, что разговор может идти между двумя собеседниками без присутствия третьего в замкнутом пространстве в неурочный час. Интеллигенция — сторонница мыслящей, в том числе памятующей, материи. Из пантеизма с необходимостью происходит магия. Русский интеллигентский разговор имеет прямое отношении к ней – к работе по заговариванию мира. Отсюда – «пирамиды». Отсюда – «гений». «Без слова «гений» нет андеграунда». [4] Всякий «время от времени говорит «гений», «гениально», «мы оба гении» и тому подобное», находясь с ним «в свойских и давних – в ласковых отношениях», [5] хотя это слово имеет прямое отношение к исчерпаемости мира и неисчерпаемости человека. Интеллигентский мир мал, но мал он по человеческой воле, мал, потому что мы так хотим: «потому что на фиг человеку некая бесконечная жизнь? В этом и мысль: жизнь человеку нужна по его собственному размеру». [6] Для этого она урезается. Все «укорачивают свою жизнь», [7] но не в том смысле, что ведут неправильный образ жизни, а в том, что мысленно её сокращают. С другой стороны, интеллигентский человек велик, но велик он не по природе своей, и не по решению ума, и не в отношении художественном, а в результате магического внушения – «ты гений». Трудно с этим не согласиться. Человек преувеличивается, мир преуменьшается и возникает гармония. «У каждого человека есть свой размер жизни, как свой размер пиджака и ботинок», [8] но это не человек решает, а мы. Тот, кто говорит. И говоря, созидает реальность. Причина этой нашей способности необъяснима. Для неё нет никаких внешних оправданий. Ирония, подчас высказываемая теми, кто слышит разговоры, ничего не даёт. Серьёзные силы, брошенные на борьбу с ними, только укрепляют их и разносят споры их повсюду. Ничто не помогает, пока мир на самом деле не становится мал, а точнее, узок. Герои романа, только о них разговор, получают свою коридорную систему. Они говорили о ней. Их услышали.

[1] Владимир Маканин. Андеграунд, или Герой нашего времени. Москва: эксмо. 2010. Страница 169-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страница 170-я.

[4] Здесь же, страница 168-я.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же, страница 172-я.

[7] Здесь же.

[8] Здесь же, страница 173-я.

Comments are closed.