Первый поэт космической эры

Sergei Toroptsev. Li BoЛи Бо искал выход из реальности. Он жил в космическом государстве и имел шанс реальность покинуть, но выхода не нашёл. Кажется, что в этом состоит трагедия его жизни. Он знал о тридцати шести переходах в инобытие, которые должно понимать как природные, в отличие от техногенных, космодромы. Он поднимается на «священную для даосов» гору Тайшань, где находился второй по значимости «сакральный грот», откуда «Дух взлетает к четырём пределам, Как в новый мир меж Небом и Землёй». [1] Своё восхождение Ли Бо описывает как «процесс» «перемещения в сакральный мир», как «общение с обросшими перьями небожителями на белых оленях. Там ему было так хорошо, что» «он размечтался о «пилюле бессмертия» и «вознесении на Пэнлай», [2] гору, где «обретаются бессмертные и святые». [3] Некоторые исследователи считают, что Ли Бо «несомненно» [4] там побывал. «Характерно, что» «процесс подъёма на гору обозначен» таинственным «глаголом ю, который в «земном» смысле употребляется в контексте путешествий, прогулок, а в «небесном» связан с перемещением небожителей». [5] Но главное, через категорию «юсянь» традиционной поэтики этот глагол связан со значением «полёты со святыми». [6] И так его здесь и следует понимать. Друзья, с которыми Ли Бо поднимался на гору, были людьми «высокого интеллектуального и нравственного уровня», их называли даже «обитателями лазурных облаков». [7] Они не были святыми. Но они составили команду во время этих полётов. Император Цинь Шихуан в своё время пытался достичь солнца по морю – он хотел построить дамбу до того места, где солнце восходит. Поэт посетил и этот космодром, он «видел разбросанные чуть в стороне у побережья огромные камни» [8] древнего космического старта. Выхода здесь он не нашёл, но «реально видел островок», от которого отплыл в поисках Эликсира бессмертия Сюй Фу, а также «прозревал все три священные острова бессмертных в пяти тысячах ли от берега». [9] Ли Бо, конечно, не был одинок в своём желании выйти за пределы реальности. Время его было временем космической лихорадки, охватившей всю страну. «На заставе Ханьгу», «через которую некогда удалился в пустыню Лао-цзы, оставив начальнику заставы свою рукопись «Дао Дэ цзин», — начальник не пустил её на растопку очага, — «был обнаружен «амулет Лао-цзы», по случаю чего император» «объявил о смене девиза своего правления на» «Небесное сокровище». «Древним даоским патриархам были присвоены почётные титулы, некоторые города получили новые названия, поднялся всплеск посещения даоских святилищ и строительства новых храмов». [10] Ли Бо был со своим космическим народом, со своим космическим императором и со своим древним космическим государством. Да, кажется, они не нашли выхода. Но где они? Их нет с нами.

[1] Ли Бо. Восхождение на Тайшань. Стихотворение номер три, цитата. — Сергей Торопцев. Ли Бо: земная судьба небожителя. Москва: Молодая гвардия. 2014. Страница 134-я.

[2] Здесь же, страница 133-я.

[3] Здесь же, страница 132-я.

[4] Фань Чжэньвэй, цитата. — Здесь же.

[5] Здесь же, страница 133-я.

[6] Здесь же.

[7] Здесь же.

[8] Здесь же.

[9] Здесь же.

[10] Здесь же, страницы 133-я и 134-я.

Comments are closed.