Встречное течение

Jack Goody. Pohishenie istoriiЗагадка, приведшая к «экстраординарным достижениям как в науке и технологии, так и в других сферах», [1] которые поставили европейскую науку над всем остальным интеллектуальным миром, хотя она развивалась вовсе не в пустыне, ныне разгадана. Исследователи пришли к ней способом исключения. Если у европейской науки обнаруживался общий элемент с наукой китайской или арабской, то он не мог быть элементом, обеспечившим превосходство, но только равенство. Стало ясно, однако, что к какой бы особенности науки исследователи бы не обращались, она находилась повсюду, где наука существовала. Наука воплощается во всех своих элементах одновременно и, возможно, при потере одного из них, перестаёт существовать. В средневековой китайской науке, которая является контрольной группой для науки европейской, находится аналог университета, «самым известным из которых была «Великая школа», организованная правительством в эпоху династии Сун. Там преподавали математику и медицину, а также имелась экзаменационная система. Кроме того, ещё более распространёнными были «академии», где не только обучали, но и давали возможность отстаивать свои взгляды». [2] Книгопечатание, без которого, как считается, рывок европейской науки был невозможен, изобретена китайцами, включая бумагу, использование формы и, особенно, съёмных металлических форм. [3] Список китайских научных достижений не только впечатляет, не только указывает на место, которое занимала европейская наука в средние века, но говорит о системе образования и исследований. Факторы, которые привели к рассвету европейской науки лежали не в ней, хотя с ней и связаны. Её догоняющий характер, впрочем, исключается. Оказавшись однажды «отрезанными от своих восточных соседей», европейцы замкнулись «на себе и собственной, по преимуществу, религиозной культуре», [4] но, когда связи возобновились, наука стремительно восстановилась. «Эта стремительность определённо была связана с «преимуществом отсталости», [5] которым, однако, пользовались очень многие культуры. Отсталость науки «предоставляла возможности для её свободного развития», [6] но «во многом сдерживаемого», и это разгадка, поскольку у европейской науки был оппонент, противостоявший ей не в частных вопросах, а в основах — «христианская церковь и её мировосприяте». [7] Такого фактора китайская наука не знала. В стране отсутствовала «единственная доминирующая религиозная идеология, подобная христианству, исламу и иудаизму. Плюрализм, разумеется, открывал путь для более «широких» исследований природы». Однако культурное пространство на деле «изобиловало «сверхъестественными структурами» и «сверхъестественными санкциями», [8] которые исключали противостояние. Решение «этических дилемм, которые ставит современная наука» возможно и в рамках «действенной этической системы, никогда не опиравшейся на божественные санкции», [9] то есть конфуцианства, которое, однако, не доминировало в культуре подобно христианству, во-первых, а во-вторых, не могло оппонировать науке, поскольку само во многих отношениях было наукой. «Следует лучше изучить контекст», [10] но лучшего оппонента наука пожелать не могла. Ради себя самой.

[1] Джек Гуди. Похищение истории. Перевод О.В.Когтевой. Москва: Весь мир. 2015. Страница 209-я.

[2] Здесь же, страница 206-я.

[3] Таблица «Перенос механических и других технологий из Китая на Запад. — Здесь же, страница 205-я.

[4] Здесь же, страница 206-я.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же, страница 207-я.

[7] Здесь же.

[8] Здесь же, страница 209-я.

[9] Здесь же

[10] Здесь же, страница 207-я.

Comments are closed.