Вещество

Jack Goody. Pohishenie istoriiСвобода – это вещество. В пользу этого утверждения говорит факт предоставления в 836 году герцогами Ломбардскими «необычной свободы путешествовать» [1] жителям Амальфи. «Амальфианцы быстро воспользовались предоставленной свободой, извлекая из неё значительные выгоды при торговле», [2] которую вели со всем Средиземноморьем. «Итальянские города, пользуясь поддержкой правительства Ломбардии, возродили часть торговой сети, ориентированной на Восток и Византию». [3] Представляется, что герцоги извлекли из запасников один из основных видов вещества, передали его жителям, те обратили его в богатство, часть из которого, было возвращено герцогам в виде поддержки – в виде «вклада купцов в поддержку существующих режимов». [4] В течение какого-то, на самом деле очень длительного, периода времени, которое предшествовало предоставлению свободы, герцоги сумели сделать значительные запасы свободы. В неблагоприятных условиях, когда Запад, а Ломбардия — это Запад безусловный, переживал упадок, в том числе недостаток свободы, который проявился, кроме прочего, в «сокращении пространства для интеллектуального поиска». Не одобрялось, например, «преподавание философии». «Во многих случаях следствием» ограничений «стало уменьшение знаний», особенно заметное в области медицины, [5] и тому подобное. Помня, однако, о практицизме жителей Запада, трудно поверить, что это сокращение свободы было только процессом для себя, а не было ответом на ухудшение условий обитания, хотя сейчас установить связь между ухудшением преподавания философии и внешними завоеваниями уже не так просто. В экономике связь между свободой и необходимостью заметнее: «желание избавиться от налоговых тягот побуждало крестьян искать поддержки у крупных землевладельцев, которые, получая арендную плату, брали на себя ответственность за все налоги. Сами землевладельцы из тех же соображений, связанных с налогами, склонялись к альянсам с германцами», то есть с завоевателями. «В перспективе ненавистные налоги исчезли, а их место заняла арендная плата и услуги, оказываемые на территориальной основе. Разумеется, всё это произошло не моментально», [6] но первые попытки обменять налоги на личную, как впоследствии выяснилось, свободу, землевладельцы предприняли за триста лет до того, как правительство Ломбардии предоставило жителям Амальфи право путешествовать. Другими словами, оно вернуло своим подданным свободу, которую они в поте лица своего накапливали в течении трёх веков. Всё эта скаредность переживается теперь как упадок и хороша заметна на фоне свободы Востока, бывшего востока империи, который наслаждался свободой путешествий и торговли со всеми частями света, среди которых «Западная Европа находилась теперь «в конце очереди». Если её потребности в предметах роскоши с Востока, в восточных специях, тканях, благовониях и керамике уменьшилась, то для сбыта этих товаров существовали и другие рынки». [7] Экономя на роскоши, Ломбардия накапливала свободу, которую однажды смогла обменять на всё, что хотела. Да хотя бы на «бронзовые двери» [8] для своих соборов, которые были сделаны в Константинополе. Обратила свободу в силу.

[1] Джек Гуди. Похищение истории. Москва. Весь мир. 2015. Перевод О.В. Когтевой. Страница 110-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страницы 110-я и 111-я.

[4] Здесь же, страница 111-я.

[5] Здесь же, страница 106-я.

[6] Здесь же, страница 113-я.

[7] Здесь же, страница 109-я.

[8] Здесь же, страница 111-я.

Comments are closed.