Первый вопрос

Sergei Toroptsev. Li BoСвой вопрос учителю, даже пройдя полный курс обучения, можно так и не задать. Вопрос, который задаёт ученик, указывает, однако, на качество обучения и, самое главное, на то, что оно вообще существует. Не случайно учитель призывает ученика задавать вопросы, поскольку через вопрос ученика учитель материализуется. Ли Бо задал свой вопрос спустя месяц после начала обучения: «Отчего Учитель упоминает в книге о взлётах и смутах времени, но ничего не говорит о нашей великой Танской династии?» — «Познай древнее, — ответил Чжао Жуй, — и познаешь сегодняшнее, деяния в прошлом и настоящем разнятся, а принципы Дао одни и те же». [1] Трудно понять, в какой степени этот вопрос принадлежит ученику, а в какой гениальному поэту. Трудно так же понять, насколько время его возникновения – месяц после начала курса, а Ли Бо овладевал знаниями затем в течение десяти лет, свидетельствует о качестве системы образования, но в любом случае он говорит о том, что средневековый китайский университет существует и существует как система, хотя и описывается в терминах удачи, непостоянства, неопределённости и даже волшебства: «и уж такая юноше выпала счастливая случайность, что в это самое время объявился в тех местах незнакомец лет сорока». [2] Это сообщение обращено к современным предрассудкам. На самом деле «незнакомец» был «весьма известной в Шу личностью», это был как раз упомянутый выше Чжао Жуй, «владевший и литературным, и боевым искусствами». [3] Карьере при императорском дворе он «предпочёл отшельническое уединение в пещере», [4] то есть преподавательскую и научную работу, создав несколько выдающихся философских работ. Отшельники, оставившие высокую карьеру, составляли корпорацию, и слыли людьми благородными. Отец поэта, узнав, что благородный отшельник берёт его сына в науку, «трижды преклонил колена, совершил девять земных поклонов перед изображением Конфуция», возможно, речь идёт о плате за обучение, «и вручил сына новому учителя». [5] Препоручение сына учителю не случайное, а систематическое, порождённое университетом, событие. Вообще, даосская, конфуцианская и буддистская терминологии читаются как терминология высшей школы: «великое учение», «великое просветление», «первое восхождение», «дух странствующего рыцарства», «отшельничество» находят себе аналогии не столько в великих учениях и озарениях других времён, сколько в самых обычных вещах вроде курсовых, дипломных, лабораторных и контрольных работ или, например, в экзаменах. Находят себе современные аналогии и пещеры, и хижины, и монастыри, и горные вершины, на которые взбираются жаждущие просветления отшельники. Китайский средневековый университет локализуется: тот, что закончил Ли Бо, находился в монастыре Великое просветление в горах Куаншань, в тишине которых, нарушаемых лишь ударами гонгов, да «шелестом бамбуков в вечерних порывах ветра, было хорошо заниматься». [6] Университет, как ему и положено, структурировал пространство вокруг. Покинув его, выпускник отправлялся на поиски работы, но эти поиски возникали не из ничего, а из десяти лет счастливого отшельничества.

[1] Сергей Торопцев. Ли Бо: земная судьба небожителя. Москва. Молодая гвардия. 2014. Страница 49-я.

[2] Здесь же, страница 42-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же, страница 43-я.

[6] Здесь же, страница 46-я.

Comments are closed.