Чтение пророчеств

Alfred Deblin. Gory moria i gigantyКультура – верх, Природа – низ; Культура – Запад, Природа – Восток; Культура – деятельность, Природа – бездеятельность; Культура – разум, логика и выгода, Природа – эмоции, а среди них главная любовь, и бескорыстие. В целом, Культура – начало активное, Природа – пассивное. Но сложность разделения на Культуру и Природу состоит в том, что и на той и на другой стороне выступают люди: Культура – это учёные, состоятельные, правящие, Природа – им во всём, как кажется тем, кто выступает на стороне Культуры, противоположные. Несмотря на «упразднение всех национальных и расовых границ» [1] конфликт между Культурой и Природой сохранится даже в двадцать третьем веке и дальше, поскольку сторонники Природы сохранят своё к указанным противопоставлениям отношение. Они не согласятся с «бессмысленной бездеятельностью», которая им будет навязана, и восстанут. Восстание против бессмыслицы и бездеятельности есть деятельность, но, правда, ненадёжная, поскольку все источники осмысленности и деятельности находятся в руках узкого круга технократических семейств, включая источники сопротивления, которые в любой момент могут быть отключены. Или подключены. В двадцать пятом веке начнётся Уральская война, «которая должна, по замыслу элиты, направить бурную энергию народных масс на вдохновляющую цель, лежащую за пределами Западного мира». [2] Из этого следует, что конфликт Культуры и Природы, Запада и Востока – это конфликт, находящийся в пределах Запада, за его пределы не выходящий. Природа Запада – это тоже Запад. Восток, однако, обладает таким же единством, и то, что называется его Культурой, тоже принадлежит ему. Или Природе. «Подвергшиеся нападению азиаты, для которых война – вовсе не игрушка, не эрзац-деятельность, а угроза самому их существованию, неожиданно отбрасывают агрессоров. Отбрасывают с помощью своего секретного оружия, но также благодаря содействию растревоженной природы: потоки воды, гигантские лесные пожары, необозримые скопища животных устремляются на Запад». [3] Поражение в войне, однако, не может ничего изменить в сложившемся соотношении сил, и ведёт лишь к новому умозрению: «война лишь затушёвывала тот факт, что развитие западных континентов двинулось – и продолжает двигаться – по неправильному пути». [4] Правильный путь, возможно, находится в той стороне, где нет ни Культуры, ни Природы, ни Запада, ни Востока, но для того, чтобы отправиться в ту сторону, придётся примирить тех, кто «наслаждается победой человеческого духа над варварской природой и без всякой полезной цели внедряют свои изобретения в жизнь» [5] и тех, кто хотел бы «продуктивно использовать свои духовные и физические силы, в соответствии с собственными потребностями и целями». [6] Никакой надежды на это примирение как будто нет. Тем не менее, ветераны Уральской войны и нескольких других авантюр, а теперь поборники учения о Любви, находят, что Культура и природа примирилась в них, основываясь на одном том обстоятельстве, что они «не погибли». Альфред Дёблин пророчил в 1924 году. Век исполнения пророчества – двадцать пятый.

[1] Фолькер Клотц. «Горы моря и гиганты» Альфреда Дёблина. – Альфред Дёблин. Горы моря и гиганты. Перевод Татьяны Баскаковой. Санкт-Петербург. Издательство Ивана Лимбаха. 2011.  Страница 11-я.

[2] Здесь же, страница 12-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же.

Comments are closed.