Святые Орды

Anton Gorsky. Srednevekovaja Rus'Русские стоят на стороне Орды. Орда — это их историческое государство. Историография ничего не может поделать с их выбором, но только затемнить его. Она может сделать так, что их отношение к тому или другому князю, например, признание его святым, может показаться не связанным с его отношением к Орде, не более того. Однако «Дмитрий Донской, победитель Орды на Куликовом поле, святым был признан только через шесть столетий после своей кончины, в 1988 году, во время празднования тысячелетия христианства на Руси». [1] Хотя человеку, подпавшему под антиордынскую риторику, кажется, что он стал святым прямо в день битвы. «А вот Фёдор Ростиславич Ярославский, князь, не раз приводивший на своих противников татарские войска», «да не отряды послов», как это делалось, «а настоящие рати – в 1281, 1282, 1293 годах», подолгу живший в Орде, женившийся на ханской родственнице, стал почитаться как святой уже вскоре после смерти». [2] В ходе борьбы за великое княжение Владимирское между Михаилом Александровичем, князем Тверским, и Юрием Даниловичем, князем Московским, «на отрезке 1300 до 1310 года» князь Михаил «не совершил ни одного сколько-нибудь «антиордынского» действия». [3] Поэтому великие ханы благоволили именно ему. «Московский же князь, борясь с Михаилом, напротив, неоднократно идёт вразрез с ханской волей». [4] Не сложно догадаться, кто из них стал святым. В 1316 году Михаил, получив ярлык на великое княжение,  вместе с Теитемером идёт в поход на Новгород, наносит поражение новгородцам, разоряет Торжок. По воле великого хана. В следующем году, узнав о том, что ярлык на великое княжение всё-таки получил Юрий, спокойно удаляется в Тверь. Но Юрий, вопреки воле великого хана, вместе с послом Кавгадыем, вторгается в его земли. «В этой ситуации, когда под вопрос ставилась власть Михаила в своей отчине, а может быть, и сама жизнь, тверской князь оказал сопротивление». [5] Юрий бежал в Новгород. Его жена, а она была сестрой великого хана, и посол попали в плен. Посла Михаил «почтил и отпустил». Но сестра великого хана была отравлена. И мы даже догадываемся кем, поскольку её смерть стала единственным антиордынским «деянием», которое совершил князь Михаил. «Противопоставление Михаила как борца с ордынским игом Юрию как прислужнику Орды, фактически опровергается». [6] Но для этого факты и не нужны, только отношение к ним русских: Михаил – святой, Юрий – злодей. Пусть «в главном позиции Михаила и Юрия были одинаковы: и тот, и другой признавали верховную власть ордынского хана, «царя». Хотя «Юрий мог при этом пойти» не против принципов, но «против конкретной ханской воли». [7] Вот он и злодей. Гибель Михаила не стала, разумеется, «результатом трагического стечения обстоятельств», [8] но великолепной интриги, в результате которой Михаил из верных сторонников сделался противников Орды. Но русских не обманешь.

[1] Антон Горский. Средневековая Русь: о чём говорят источники? Москва. Ломоносовъ. 2016. Страница 140-я.

[2] Здесь же, страницы 140-я и 141-я.

[3] Здесь же, страница 133-я.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же, страница 135-я.

[6] Здесь же, страница 137-я.

[7] Здесь же, страница 139-я.

[8] Здесь же.

Comments are closed.