Небо круглое, Земля квадратная, Центр подвижный

Tat'iana Skrynnikova. Harizma i vlast'«Отец – круглое Небо, мать – квадратная гора» [1] – монгольская формула. Сибирские петроглифы – прямоугольники, поделённые на неравные прямоугольники и граничащие с ними полуокружности, полные точек, — дают Небо в разрезе, а Землю в плане, или в разрезе — свод крыши, а в плане – жилое помещение. Дом кубический, крыша – полусферическая. Таким кажется жилище тех, кто видел Небо круглым, а Землю квадратной, поскольку «человек в познании окружающего мира шёл от освоения близлежащего, хорошо известного ему знакомого пространства к осмыслению Вселенной». [2] Разные народы свидетельствуют в пользу этого представления: «в греческом языке слово «Вселенная» генетически связано с наименованием дома, обители». «В космологической геометрии древних центр каждого дома был совмещён с центром Вселенной, а также с центром космоса». [3] Но, скорее всего, это была вторая волна осмысления, вызванная возникновением центра двухуровневого – Небо и Земля — пространства, которое было уже освоено. Жилище не может возникнуть вне заранее освоенного пространства. Только освоив пространство, человек обнаружил центр – и это было его жилище. Но, поскольку локализация центра не знает предела, то центр обнаружился и внутри жилища — во вторичном пространстве. В юрте «космической осью были центральный столб, очаг, дым очага». [4] Множество жилищ предполагает конкуренцию центров мира. Хотя Небо остаётся единым и не распадается на уделы, Земля дробится. К моменту, когда монголы вышли на историческую арену, их «картина мира предполагала наличие других сакральных центров, обозначаемых понятием «мать-земля», «но при этом» они «считали, что та «мать-земля», на которой обитают они, является главной». [5] Как если бы они думали, что есть множество жилищ, в которых обитают люди, считающие свои юрты родными, но всё таки их жилище, в котором живут они, монголы, самое родное. И эта их земля, «ставшая центром семидесяти семи земель-матерей», подобно жилищу, «непосредственно связана с Небом, вечным и всесильным, обладающим божественной сущностью». [6] Остаётся выяснить, где Небо соединяется с Землёй. «Центр фокусируется в правителе, являющемся сыном Неба и в этом качестве – универсальным монархом, который господствует (но не управляет!) – над всем миром в силу универсальности Неба, т.е. даже в тех регионах, которые в конкретной политической практике независимы от власти правителя. Обеспечивается это представлениями о примате космической легитимации власти, а именно наличием у правителя харизмы (дара Неба), которая является не только индивидуальным качеством, но и принадлежит всему социуму». [7] Монголы знали несколько центров мира. Первый проходил через их жилище, собственно он им и был, локализовался в опорном столбе, но, в конце концов, обращался в огонь, дым и тепло. Современный поэт привёл бы центр мира к грёзе. Второй центр мира проходил через мать-землю, великого хана, а там тоже становился чем-то не вполне материальным — харизмой. Но, как следует из свойств огня и харизмы, центры мира подвижны. Реалистическая картина мира.

[1] Татьяна Скрынникова. Харизма и власть в эпоху Чингис-хана. Санкт-Петербург. Евразия. 2013. Страница 160-я.

[2] Здесь же, страница 161-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же, страница 157-я.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же, страница 158-я.

[7] Здесь же.

Comments are closed.