Поэтика управления

Gaston Bashlyar. Poetika prostranstvaЕсли вдруг нам понадобится «отделить от нашей личной истории всегда слишком случайную историю людей, зря обременявших нашу, нам придётся считаться с тем, что календарь нашей жизни можно представить лишь в картинках». [1] Или в пространствах, которые не требуют никакого другого элемента, чтобы представлять человеку прошлое, кроме самих себя. А это значит, что отделить чужие истории от своей не удастся. Одно пространство вложено в другое, и то, что кажется нам соединительной тканью между ними, тоже есть пространство. Время – это пространство, в котором есть мы. «Воспоминания неподвижны, и чем более выражен их пространственный характер», а другого характера у них нет, «тем они прочнее». «Локализовать воспоминание во времени», то есть соотнести одно пространство с другим, связать их другим пространством, есть «забота одного лишь биографа, это нужно только для внешней истории, для истории внешнего назначения, которой принято делиться с посторонними людьми». [2] Время неуловимо, недостижимо и невосстановимо, по той причине, что не существует, а пространство доступно. И в любом случае оно доступно воспоминанию, воображению и грёзе: «пространство – это всё, ибо время уже не может оживиться памятью. Память – странное дело! – не фиксирует конкретный длящийся отрезок времени». Нечего фиксировать. «Мы не можем снова проживать пролетевшие отрезки времени. Мы можем только продумывать их, продумывать в границах некоего абстрактного времени, лишённого всякой плотности. Только через пространство, только в пространстве находим мы замечательные ископаемые отрезки времени, сохранившие длительность и обретшие конкретность благодаря долгому пребыванию в каком-то определённом месте». [3] Находим, следовательно, милые нашему сердцу места. Очищение пространства от времени позволяет сделать науку, изучающую человека и управляющую им, поскольку «в театре прошлого, каковым является наша память, декорации управляют персонажами, позволяя им играть главную роль». [4] Правда, возможность игры связана с тем, что персонажи считают, что с ними играет время, нечто находящееся за пределами обычного разумения, но персонажи и не обязаны знать, кто с ними играет. Критика времени предназначена не для них. «Получив доступ к этим пространствам одиночества», то есть к тем из них, которые включают самого персонажа, специалист по анализу пространств вопрошает: «Насколько велика была комната? Насколько захламлен был чердак? Тепло ли было в уголке? И откуда падал свет? Как в этих пространствах человек познавал тишину?» [5] И это, несмотря на кажущуюся человечность и поэтичность вопросов, беспощадный анализ, поскольку из пространства невозможно бежать. В отличие от времени, которое само бежит от нас. «И все пространства былого одиночества, пространства, в которых мы страдали от одиночества, желали одиночества, наслаждались одиночеством, отрекались от одиночества», то есть именно наши пространства, «все эти пространства неизгладимы в нашей душе». [6] Ни во сне, ни в грёзе, ни в воспоминании. Ни на самом деле.

[1] Гастон Башляр. Поэтика пространства. Перевод Нины Кулиш. Москва. Ад Маргинем Пресс. 2014. Страница 46-я.

[2] Здесь же, страница 47-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же, страница 46-я.

[5] Здесь же, страницы 46-я и 47-я.

[6] Здесь же, страница 48-я.

One Response to “Поэтика управления”

  1. И вот правильно, что сегодня нет поста. Не пристало поститься в день рождения блога. Через год юбилей. Пора, думаю, создавать юбилейный комитет.