Переворот

Tat'iana Skrynnikova. Harizma i vlast'Именем, содержавшим определение «великая», «обозначалась территория вторичной колонизации – та, куда мигрировала часть населения» — в случае, например, Великой Венгрии – «с земель Причерноморья, возможно, даже из Паннонии, где находилась» как раз «Малая Венгрия». [1] Другими словами, «Великая» — это территория расширения и не обязательное удавшегося. Великая Венгрия, например, пропала где-то за Волгой. «Русская земля в смысле географическом» «разделилась на две этнографические части, называвшиеся: одна – Малою Русью, другая – Великою. Появление этих двух терминов было следствием переворотов, какие совершаются» «в размещении русского населения. Как известно», «русское население, сосредотачивавшееся в речной долине Днепра – Волхова, отлило из областей среднего Днепра в двух противоположных направлениях: на запад» «и на северо-восток – в область верхней Волги». Поднепровье «получило название Малой Руси. Русь верхневолжская стала называться Великой Русью». При этом сами русские не заметили этого расширения или поняли его каким-то другим образом, поскольку термины «Малая» и «Великая Русь» «мы впервые встречаем в иноземных памятниках». [2] Можно допустить, что русские находились в состоянии расширения достаточного долго для того, чтобы счесть его естественным для себя. Для них Малая и Великая Русь — не пара противоположностей, а звено цепи. И своё расширение они замечают только тогда, когда их в нём задерживают, то есть, только в связи с сужением. Такими же территориями вторичной колонизации были Великая Булгария по отношению к землям огузов, величие которой, кстати, тоже заметили иноземные наблюдатели, а не булгарские, Великобритания по отношению к Британии, то есть ко всем островам, «находившимся севернее Галлии», [3] а также в этом смысле надо понимать и Великий монгольский улус, который идёт вслед за территорией изначального расселения. Средневековые исследователи, однако, воображавшие и на самом деле находившие территории достойные того, чтобы быть названными «Великими», считали их территориями не вторичного, а изначального расселения. И этой точки зрения достаточно для того, чтобы средние века выбросить из истории Европы, поскольку современное понимание Великих территорий указывает на появление мира из Европы, средневековое – на расширение мира и впадения его в Европу. Средневековые мыслители исходили из того, что «прародина всех народов, в особенности – тех, о которых известно, что они относительно поздно появились в Европе, как, например, венгры – на Востоке». [4] Во всяком случае, они искали её там и многое, как им казалось, находили. Монголы, как будто подтверждая их точку зрения, двигались от Малой, то есть восточной Монголии к Великой, то есть западной. Противоречие между современной и средневековой точками зрения указывает, однако, на какой-то важнейший в истории человечества катаклизм, приведший к тому, что поменялись местами полюса, а вслед право и лево, верх и низ, малое и великое, и тот, кто отправлялся на запад каким-то чудесным образом оказывался на востоке.  Перевернулся мир, а кажется, что просто ошибались средневековые мудрецы.

[1] Татьяна Скрынникова. Харизма и власть в эпоху Чингис-хана. Санкт-Петербург. Институт восточных рукописей ран; Евразия. 2013. Страница 114-я.

[2] Успенский Ф.Б., цитата. — Здесь же.

[3] Примечание «а». — Здесь же.

[4] Здесь же.

Comments are closed.