Оно

Jack Goody. Pohishenie istoriiСущность европейской истории состоит в том, что она не только порождает истории, как сущности положено, но похищает их у других сущностей. И похищает их при помощи истории вообще. «Похищение истории» Западной Европой началось с понятий «архаическое общество» и «Античность». «Такая точка отсчёта понятна, поскольку для более поздней Европы Древняя Греция и Рим были началом «истории», временем появления письменности на основе алфавита», а «всё, что было до её изобретения, воспринималось как «доисторическое», сфера изучения скорее археологии, нежели истории». [1] Не только Архаика была отделена от Античности, но и археология от истории. Цивилизации, предшествовавшие Античности знали письменность, но, во-первых, она была расшифрована слишком поздно; а во-вторых, расшифрованные записи «представляют в основном хозяйственные документы, но не «исторические свидетельства» и не литературу в обычном смысле». [2] Другими словами Античность была отделена от Архаики на том основании, что истории вещей не являются историями. «Одним из первых древнегреческих письменных памятников, созданных с использованием нового алфавита, стало описание войны с Персией, положившее начало «разделению» Европы и Азии», «что повлекло за собой значительные последствия для интеллектуальной и политической истории, актуальные и по сей день». [3] Но сами греки не были европейцами. И себя таковыми не ощущали. Им достаточно было взглянуть окрест, чтобы оставить всякую мысль о связи с другими насельниками полуострова. Даже персов, культурнейший народ того времени, они «считали варварами, склонными к тирании, а не к демократии». [4] Последнее суждение, основанное на чистой враждебности, не было подтверждено никакими данными. «На деле персы были столь же «цивилизованными», сколь и греки, особенно если речь идёт об элите. И именно через персов главным образом шла передача знаний письменных обществ Ближнего Востока к грекам». [5] Зато греки создали генератор историй, использующий полюса свободы и несвободы, тирании и демократии, варварства и цивилизации, Европы и Азии, — без которого европейская история не смогла бы не то что развиваться, не сдвинулась бы с места. Истории не просто записываются в системе письменности, но в системе языка. Греки не ощущали языковой общности с варварами, на то те и варвары, будь они европейцами по месту жительства или азиатами, но европейцы языковую общность рассмотрели, и поколебать её не смогло присоединение к европейским языкам иранских и индийских. Похищение истории основано на непонимании, которое продолжается даже тогда, когда для него уже нет оснований – толмачи обучены, словари изданы, источники переведены, — поскольку приходится понимать уже не слова, а реалии, а точнее, не понимать их. Непонимание выгодно. Но предъявить претензии историкам не представляется возможным, поскольку не понимают не они, не они разделяют и не они похищают, а безличная историческая сущность. Нечто говорит, не давая высказаться другим, но через некоторое время то, о чём оно говорит, становится его собственностью.

[1] Джек Гуди. Похищение истории. Москва. Весь мир. 2015. Перевод О.В. Когтевой. Страница 45-я

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страницы 45-я и 46-я.

[4] Здесь же, страница 46-я.

[5] Здесь же.

Comments are closed.