Бычья трагедия

Ernest Hemingway. Smert' posle poludniaГлавное, что должно знать о корриде – это то, что «быки, что используются на арене, не одомашненные животные», но при этом и не дикие. «Их вывели из породы, которая является прямой наследницей диких туров, некогда населявших весь» Пиренейский «полуостров, а выращивают» «на ранчо площадью в тысячи акров, где они свободно пасутся как самые настоящие неприрученные животные. На этих фермах специально следят, чтобы те экземпляры, которым предстоит появиться на арене, как можно реже сталкивались с» пешим «человеком». [1] Пиренейские боевые быки свидетельствуют о самой острой проблеме цивилизации – у неё нет противников. То есть они есть, есть даже смертельные враги, но они не способны не только одолеть цивилизацию, но даже сколько-нибудь повредить ей, да что там — напугать. Цивилизация сама воспитывает себе врагов, без которых её мускулатура одрябнет, а ум и душа очерствеют, но внимательно следит за тем, чтобы не воспитать противников чересчур мощных или безрассудных, которые не понимают, когда напрячь цивилизацию, а когда дать отдых. «Храбрость настоящего торо браво – это нечто неземное и невероятное. Тут не просто свирепость, злоба и замешанная на панике смелость загнанного в угол животного. Боевой бык – зверь именно боевой, и там, где воинственная жилка дикой породы сохранена, а вся трусость искоренена, такой бык вне боя зачастую ведёт себя как самое тихое и миролюбивое животное на свете. Лучшие бои получаются отнюдь не с самыми своенравными быками. Первейшие боевые быки обладают качеством, которое испанцы именуют словом «благородство». [2] Оно позволяет быку быть в бою необузданным, а вне арены спокойным и добродушным. Для того чтобы благородство выявить быков подвергают многочисленным испытаниям и исследованиям, хотя даже после них, когда кажется, что о быке известно всё, на арене ему отводят времени только для того, чтобы он понял, как надо сражаться, но не успевал своё знание применить. «Быку, который совершенно не знает, что такое пеший человек, едва хватает времени научиться не доверять его трюкам и стать для него максимально опасным: в этот-то момент и происходит убийство. Бык на арене обучается до того быстро, что если бой затянется ещё хотя бы минут на десять, он вообще станет неубиваемым – во всяком случае, по предписанным правилам». [3] Иногда происходят сбои. «В Испании не редкость, когда быки атакуют автомобили, а порой, выскакивая на рельсы, останавливают даже локомотивы. Оказавшись на путях, они зачастую не желают уступать дорогу или вообще сходить с места», иногда бык «бросается в слепую атаку на паровоз». [4] Иногда им удаётся перебраться через ограждения, сея панику на трибунах и на улицах городов. Но в общем такие случаи воспринимаются цивилизацией как подарок судьбы. Среди испанцев достаточно смельчаков. В ход идут подручные средства и бык, отбившийся от стада и правил, всё равно проигрывает.

[1] Эрнест Хемингуэй. Смерть после полудня. Перевод Е. Доброхотовой-Майковой. Москва, аст. 2015. Страница 108-я.

[2] Здесь же, страница 116-я.

[3] Здесь же, страница 109-я.

[4] Здесь же, страница 112-я.

Comments are closed.