Охотничья мистерия

Ragnar Kvam. Tur Heyerdal. IIТур Хейердал «боялся так называемого прогресса и поддерживал связь с лесом и горами», хотя понимал, что «билет в рай купить невозможно», [1] а самое главное, лучше вовсе не покупать. В годы, когда было создано «оружие, более опасное, чем когда-либо», [2] могло показаться, что главная опасность исходит от цивилизации, но мир напомнил ему о том, что по-прежнему правит не техника, а инстинкты. Тур Хейердал заболел «азиатским гриппом», сопоставимым по своей силе с «испанкой». Болезнь для него «стала не только телесным страданием, но и психическим ударом», ведь он «практически никогда не болел». «У него не укладывалось в голове, что он в своём беспомощном состоянии, вызванном высокой температурой, стал так же уязвим, как и другие, и это стало для него шоком». [3] Именно в этот момент на него было совершено нападение: «два молодых норвежских этнографа», [4] что читается как «два молодых норвежских волка», выступили против идеи Тура Хейердала о заселении Полинезии американскими индейцами. Болезнь и статья совпали случайно, но в строгом соответствии с законами природы: «Тур поднялся с постели и попросил подать ему карандаш и бумагу. Несмотря на возражения врачей, он бросился отвечать», но болезнь «путала мысли, и ему пришлось сдаться». [5] К этому времени, правда, Тур уже не был одинок, и его сторонники вступились за него. Но едва жар спал, он последовал за своими инстинктами, которые были инстинктами животного, которого преследуют хищники, и «заказал билеты в Италию». [6] Он был готов бежать ещё дальше, на Таити, где уже поселился один из участников экспедиции на «Кон-Тики», но в бегстве тоже есть законы: от врагов бежать, но своих держаться. Тур останавливается на Италии, пока рассерженные быки топчут зарвавшийся волчий молодняк – писатели, журналисты, свободные исследователи вступаются за него, Академия принимает в свои ряды. Бегство Тура Хейердала разоблачает норвежское общество как бычье, потому что на сторонний взгляд людей, живущих по волчьим или медвежьим законам, бегство навсегда подрывает авторитет беглеца, а здесь оно не только спасло его, но значительно укрепило его позиции, поскольку он кроме прочего вышел из зоны влияния норвежской налоговой службы. Бычье общество давило на него, поскольку, согласно его правилам, «он не должен был считать, что представляет собой выдающегося человека», [7] но оно же вступилось за него, когда потребность в защите возникла и приняло его положение беглеца как должное. В связи со схожим, идущим из глубины веков, конфликтом между женой и своей матерью, которая исповедовала учение Дарвина, Тур Хейердал упрекнул мать: «Учение Дарвина достойно уважения, но в повседневной жизни, я считаю, больше подходит учение о любви к ближнему». [8] Тур отдышался.

[1] Рагнар Квам. Тур Хейердал: биография. Часть II. Человек и мир. Перевод С.А. Машковой. Москва. Весь мир. 2011. Страница 221-я.

[2] Здесь же, страница 222-я.

[3] Здесь же, страница 230-я.

[4] Здесь же, страница 229-я.

[5] Здесь же, страница 231-я.

[6] Здесь же, страница 233-я.

[7] Здесь же, страница 239-я.

[8] Здесь же, страница 238-я.

Comments are closed.