Путь из монголов в британцы

Andrei Golovnev. Antropologia dvizhenijaОпыт жизни в медвежьей пещере – это опыт общечеловеческий. Жители острова Пасхи, проведя тысячи лет вдали от материков, а значит от медведей, сохранили почтение к пещере, которое могло передаться им только от предков, знавших медведей. Островитяне не расписывали стены пещер, но населили их скульптурой, довольно просто сработанной, но подобной той, «грубо слепленной из глины «болванки» медведя», которая была создана древнейшими скульпторами Европы. [1] Островитяне тысячу лет полагались на тайну, но измученные борьбой с пришельцами, выдали её, не сделав следующий шаг. Народ, который отказался от пещер, исключив из основания жизни глубокую тайну, должен положиться на какое-то другое основание, скорее всего, если помнить историю Tat'iana Skrynnikova. Harizma i vlast'монголов, на скорость. Из шести ветвей потомков Огуз-хана «у первого онгоном», то есть в данном случае тотемом, был «белый сокол, у второго – орёл, у третьего – таушан-джил (охотничий орёл за зайцами), у четвёртого – кречет (сункур), у пятого – козёл», — хотя, возможно, в этой части это сообщение неточно — «у шестого – кобчик (чакир)». [2] Все эти существа не населяют пещер, используют открытые пространства и скорость. Все пространства, которым поклонялись монголы, открыты, видимы, возвышаются над прочими — священные горы, например. Изображения их божеств или предков изготавливались из шёлка и войлока и передвигались вместе с ними. На их страже стояли не природные препятствия, а запреты: «Ни один чужестранец не смел поклоняться этим онгонам. Войлочные идолы Ragnar Kvam. Tur Heyerdal. Iперевозились на специальных повозках под охраной дивинаторов. В этом случае дивинаторы – буддийские предсказатели». [3] Впрочем, хотя раньше считалось, что монголы не «изготавливали каменные фигуры или статуи» вовсе, они не были столь радикальны. Известно некоторое количество каменных изваяний, ими созданных. [4] Но каждая культура носит в себе свою оппозицию, и каменные статуи указывают на то, что монголы думали о пещерных основаниях для своего народа, а не только о скоростных. Остров Пасхи связан как раз с переходом Тура Хейердала от скоростных оснований культуры, понимавшихся им как норвежские, к пещерным основаниям, понимавшимся как «британский стереотип поведения»: «первое, что» британцы «должны сделать, прежде чем начать двигаться по льду, это обеспечить базу – лагерь на суше или корабль на якоре, а потом всё время следить за тем, чтобы база оставалась в пределах досягаемости». [5] Преодоление британское стереотипа давало неограниченный радиус действия норвежским полярникам. Так совершал свои рейды Фритьоф Нансен, так одержал свою победу Раул Амундсен. Им подражал Тур Хейердал, отправляясь в путешествие на «Кон-Тики». Но когда он прибыл на остров Пасхи, у него уже была база – корабль. В этом смысле он перестал быть монголом и сделался британцем.

[1] Андрей Головнёв. Антропология движения (древности Северной Евразии). Екатеринбург: уро ран; Волот. 2009. Страница 58-я.

[2] Рашид-ад-Дин, цитата. – Татьяна Скрынникова. Харизма и власть в эпоху Чингис-хана. Санкт-Петербург. Евразия. 2013. Страница 276-я.

[3] Вильгельм де Рубрук, цитата. – Здесь же, страница 283-я.

[4] Татьяна Скрынникова, страница 284-я.

[5] Рагнар Квам. Тур Хейердал: биография. Книга I. Человек и Океан. Перевод С.В.Карпушиной и С.А. Машковой. Москва. Весь мир. 2008. Страница 398-я.

Comments are closed.