Познай самого себя сам

Ragnar Kvam. Tur Heyerdal. IIЖители острова Пасхи были необыкновенно доверчивы. Они не сохранили свою письменность, а с нею вместе и значительную часть своей культуры, доверившись французскому священнику, который объявил их письменность работой дьявола. В течение ста лет после этого они, тем не менее, скрывали тайну священных пещер, заполненных «пещерными камнями» — маленькими скульптурами, которые там хранились. Значение этих скульптур не объясняется. «Большинство пещер находились в труднодоступных местах, и их было сложно отыскать непосвящённым. Согласно местным верованиям, пещеры охраняли один или несколько аку-аку, своего рода привидения, следившие за тем, чтобы владельцы исполняли строгие ритуалы, положенные при посещении пещер. Эти ритуалы содержали предписания и Andrei Golovnev. Antropologia dvizhenijaзапреты, и особенно строго исполнялся запрет показывать пещеры посторонним». [1] Сохранению тайны способствовало то, что о месте нахождения пещер знали не все. И ни одной европейской экспедиции не удалось их посетить. Но Тур Хейердал «не видел никакой причины придавать такое большое значение желанию туземцев сохранить пещеры в тайне». [2] Но для того чтобы проникнуть в них, ему пришлось пойти на хитрость. После некоторых колебаний он объявил себя божеством. Жители, впрочем, уже благоволили ему. Они считали, что «сеньор Кон-Тики» послан им для счастья, поскольку он дал им много вещей: все курили его сигареты, «и все благодарны». [3] Слабым звеном оказались островитяне, которые получили вещей больше всех. Но как только хранители выдали одну пещеру, открылись остальные. Тур Хейердал нашёл в них «высеченные из камня черепа», животных «с человеческими головами, лица с бородами, «человека-птицу с вороньим клювом с руками за спиной», «модели папирусных судов с тремя мачтами», [4] то есть нашёл доказательства своих теорий. Однако археологи, составлявшие важнейшую часть экспедиции, объявили скульптуры неподлинными в том смысле, что они были современными «поделками», во всяком случае сделанными позже времени гипотетических миграций, и вынесли островной культуре приговор ещё более худший, чем «работа дьявола», по той причине хотя бы, что последняя была подлинной. В глазах Тура Хейердала «старые или новые» скульптуры «были одинаково уникальны», [5] но одержала верх точка зрения, манипулировавшая древностью. Ныне «пещерные камни» пылятся в музейных кладовых. Между тем, европейские пещеры, заполненные живописью древних художников, простояли в неизвестности тысячи лет. В десятки раз дольше, чем пещеры острова Пасхи. «Толкование пещеры как протохрама» [6] возможно не только в связи со сложением «пещерно-каменной «схемы храма» с непременными сводами, фризами и росписью стен», [7] но и в связи с отношением к ней последующих поколений европейцев, которые забыли, открыли, испытали свои пещеры неподлинностью и подлинностью, заново освятили их, теперь средствами науки, но сделали это сами, своими силами и для себя.  Хотя самозваные божества постоянно испытывают их тоже.

[1] Рагнар Квам. Тур Хейердал: биография. Книга II. Человек и Мир. Москва. Весь мир. 2011. Страница 197-я.

[2] Здесь же, страница 198-я.

[3] Здесь же, страница 197-я.

[4] Здесь же, страница 199-я.

[5] Здесь же, страница 201-я.

[6] Андрей Головнёв. Антропология движения (древности Северной Евразии). Екатеринбург. Волот; уро ран. 2009. Страница 61-я.

[7] Здесь же.

Comments are closed.