Пером и копьём

Ragnar Kvam. Tur Heyerdal. IIПеред тем, как потерять письменность, а с нею вместе значительную часть своей истории и культуры, с жителями острова Пасхи произошло знаменательное событие: они отреклись от веры предков. Набеги работорговцев, европейская экономическая экспансия и вирус оспы привели к тому, что первый христианский миссионер встретился на острове «с диким, голым народом, на который было «страшно смотреть». У них были острые пики, и вели они себя угрожающе». [1] Миссионеру, впрочем, «удалось завоевать доверие аборигенов. После этого обращение в евангельскую веру бедного, несчастного народа не заняло много времени. Однако по поводу крещения им выдвинули условие: они должны отречься от веры в Макемаке и других местных богов и обратиться ко Христу». [2] То есть Edward Vadi Said. Kultura i imperializmдолжны были отдать последние сокровища, которые у них оставались. «Новые обряды заменили старинные и последние черты самобытности этого народа стёрлись с лица Земли». Но, к сожалению, «в своём энтузиазме почитания нового благодетеля туземцы сделали то, чего никогда не делали раньше, а именно показали деревянные таблички» [3] со знаками своей письменности священнику. Тот приказал их сжечь. Смысл письменности ко времени экспедиции Тура Хейердала был утерян. А право на толкование истории островитян полностью оказалось в руках европейцев, в том числе, конечно, христианских священников и исследователей. Несмотря на то, что интерес к их прошлому, не говоря уже о научном подтверждении старых легенд, вызывает благосклонность островитян, трактуется их прошлое беспощадно. В развитых историографиях неприятные факты обходятся, смягчаются или топятся в богатом материале, но Тур Хейердал ничем не связанный находит в истории острова целый исторический период каннибализма, составивший третью, заключительную часть островной истории, после времени жертвенников и периода статуй, и длившийся столетия. Обоснованием этому периоду послужили многочисленные находки «копий из базальта, твёрдой стеклоподобной вулканической породы, в большом количестве имевшейся на острове. Это был тот же минерал, который применялся для топоров», [4] с помощью которых раньше изготавливались статуи. Начался, правда, период копий с открытием острова европейцами. Остров был открыт в 1722-м году, Тур Хейердал, ссылаясь на радиоуглеродный анализ, говорит примерно о 1680-м годе. Одни европейцы атаковали острова, не думая часто о лаврах первооткрывателей, но только о добыче, а другие с удивлением описывали «дикие, голые народы», в ужасе потрясающие копьями. Но исследователь, да если даже мифолог, не щадит островитян. Между тем, европейские историки крестовых походов, пусть только в девятнадцатом веке, но «перестали упоминать практику каннибализма среди франкских рыцарей», хотя она «упоминается современниками в хрониках без всякого стеснения». [5] И тем более, никто не осмелился обосновать эту практику как закономерность и вывести из неё эпоху современной европейской истории. Всё в порядке с перьями. Всё в порядке с копьями.

[1] Рагнар Квам. Тур Хейердал: биография. Часть II. Человек и мир. Перевод С.А. Машковой. Москва. Весь мир. 2011. Страница 170-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же, страница 194-я.

[5] Эдвард Вади Саид. Культура и империализм. Перевод А.В. Говорунова. Санкт-Петербург. Владимир Даль. 2012. Страница 63-я.

Comments are closed.