А не улететь ли на Марс?

Нашёл биографию Александра Грина, изданную в серии жзл, но покупать не стал: книги, которые я читаю, немедленно, в момент чтения, подгоняют окружающую действительность под своё содержание. Александр Грин известен как крымский житель, поэтому будет лучше его пока не читать, чтобы не бередить Крым. Кроме того, полистал «Сахарный Кремль» Владимира Сорокина и суеверный тоже отложил его на будущее, до полного разрешения финансового кризиса и счастливого закругления линий, которые выбросила в мир Первая американо-осетинская война. Пусть мир немножко охолонет. Для нового радикального чтения он ещё не созрел. Читаю вполне обывательский роман Кристиана Крахта «Faserland». Дошёл как раз до того места, где Крахт утверждает, что немцы, достигая определённого возраста, поголовно становятся похожими на нацистов. «Достаточно поехать в определённые места, где собирается много пенсионеров, и вы в этом убедитесь». Страница 134-я. На странице 140-й неизбежное как восход солнца появляется слово «Сталинград» в форме названия фильма. Фильм, между прочим, тоже лежит предо мной, а это знак. Резкость суждений Кристиана Крахта о немцах объясняется, скорее всего, тем, что сам он, не смотря на имя и фамилию, швейцарец. Я несколько раз в жизни ставил над собой партийно-этно-конфессиональные опыты: надевая тюбетейку, становился похожим на узбека; надевая сомбреро — на мексиканца, как мне казалось; надевая русскую каску времён Второй мировой войны — на русского солдата; надевая немецкую каску — становился вылитым немцем. Никогда не манипулировал с ермолкой, лапсердаком и пейсами, но результат, скорее всего, был бы таким же, как и во всех остальных случаях. В зависимости от головного убора, моё лицо, то вытягивалось, то округлялось, кожа то светлела, то темнела, скулы то сужались, то разъезжались. Дело не в самих лицах, короче, а в антураже. Особенными лица делает, возможно, консервативная архитектура курортных местечек, где Крахт и наблюдал своих ультрарадикальных немецких пенсионеров. Но не это важно. Не могу вообразить муку людей, прошлое которых постоянно и злонамеренно унижается. Это не будет продолжаться вечно: однажды оно всё-равно выйдет из-под контроля. И тогда я хотел бы оказаться или лучшим другом немцев или жителем, например, Марса.

One Response to “А не улететь ли на Марс?”

  1. Фома:

    Не ты должен улетать на Марс, а немцы. Твоё прошле унижается. У них всё супергут! :-)