Разгадка острова Пасхи

Ragnar Kvam. Tur Heyerdal. IIРазгадка есть сообщение. Тур Хейердал разгадал одну из величайших загадок двадцатого века, а именно загадку острова Пасхи. Выяснилось, что разгадка не потребовала особых умственных усилий — только признания очевидного. Но чтобы признать очевидное – понадобилась харизма самого Тура Хейердала. Хотя и её оказалось недостаточно, ведь при словах «остров Пасхи», первое, что приходит на ум и сегодня, это слово «загадка», но почти никогда — «разгадка». Туземцы называли свой остров Те Пито-те-хенуа, «что означало «пуп земли». [1] Более, чем самонадеянно. Хотя крайняя уединённость острова защитила его сначала от Великобритании и Франции, но не смогла защитить от «маленькой Перу», в которой в середине девятнадцатого века случились ресурсная катастрофа: во-первых, было отменено рабство, и «возникла острая необходимость в дешёвой рабочей силе, в первую очередь на рудниках и сахарных плантациях»; [2] во-вторых, «британцы в результате известных опиумных войн» «захватили контроль над важнейшими китайскими портовыми городами, и установили такие строгие ограничения на экспорт» китайских рабочих, что «в конце концов он прекратился». [3] Перу осталась без рабочей силы. Взгляд перуанцев «упал на остров Пасхи». [4] Они снарядили одна за другой несколько экспедиций и сумели захватить полторы тысячи человек. Многих расстреляли при попытке сопротивления. Однако «из-за жаркого климата, заразных болезней и тяжёлого труда на шахтах и полях» пленники «умирали как мухи». Высокая смертность островитян указывает на их родство с индейцами, а не с азиатами, правда Тур Хейердал этим аргументом не воспользовался. «При попытке репатриации последней сотни тех, в ком ещё теплилась жизнь, девяносто умерли от болезней и недостатка питания во время обратного пути на остров Пасхи. Только 10-12 человек вернулись обратно из полутора тысяч». [5] В это же время на остров пришли новые захватчики во главе с самозваным французским «губернатором», которые захватили луга под пастбища, а островитян буквально «посадили за ограду». Вместе с возвратившимися пленниками пришла оспа. Часть жителей сумела бежать под опекой миссионеров на Таити. Однако в итоге за десять лет остров потеря 95 процентов своих жителей, в том числе тех людей, «которые хранили легенды и генеалогию острова Пасхи, ритуалы и традиции», которые «собирали знания о том, как всё начиналось и как продолжалось, чтобы передать их дальше, своим потомкам. Сотни лет эта элита, состоявшая из вождей и жрецов, поддерживала жизнь в устной традиции, пока она внезапно не прекратилась». [6] Возможно, именно в эти годы островитяне создали письменность, состоявшую из знаков, записанных на отдельных табличках. Но когда они решились показать и заодно объяснить их французскому пастору, которому доверяли, тот увидел в них одну «работу дьявола» и «приказал их сжечь». Так возникла загадка. Так навсегда замолчали моаи – статуи острова Пасхи. Почему они молчат? Просто загадка какая-то.

[1] Рагнар Квам. Тур Хейердал: биография. Часть II. Человек и мир. Перевод С.А. Машковой. Москва. Весь мир. 2011. Страница 171-я.

[2] Здесь же, страница 164-я.

[3] Здесь же, страницы 165-я и 166-я.

[4] Здесь же, страница 166-я.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же, страница 167-я.

Comments are closed.