Запечатленный Эко

Да, мне пришлось купить иллюстрированный роман Умберто Эко «Таинственное пламя царицы Лоаны» в полиэтиленовой вакуумной упаковке. Издал его как-будто «Симпозиум», но что там внутри ещё, я не знаю. Год издания, переводчик, корректор, редактор — все они остаются запечатанными. Возможно, там — комиксы. Тогда, значит, я жестоко погорел, потому что комиксы читать не умею. А как хотел читать их в детстве, как я о них мечтал — их не было. Я о них слышал: их время от времени презирали в разных книжках. Самое близкое к комиксам искусство из знакомых мне искусств — диафильмы. Да, близкое, но не комиксы. Кто придумал продавать постмодернистские романы в вакуумной упаковке, ума не приложу. Тем не менее, знаю, что роман постмодернистский — это по автору. Тут всё просто, остальное — сложно. Казалось бы, возьми да распечатай! Э-э-э, знаем мы эти штучки: роман, однажды освобождённый из вакуумной упаковки, никогда не сможет снова замкнуться в себе. Это я, значит, Сэмюэля Беккета процитировал: молчание, однажды нарушенное, никогда не станет полным. Беккет пожёстче сказал, признаю. Но думаю, что и Сэмюэль Беккет кого-нибудь процитировал, а тот тоже кого-нибудь и так до начала веков. А там, в начале веков, могли быть, например, слова «В начале было Слово…», которые по закону испорченного телефончика мутировали, мутировали и превратились в «роман, однажды освобождённый…» Мои слова, но копирайт был у Бога и копирайт был Бог. Есть. Если у меня и у Беккета найдутся продолжатели, то слова и дальше будут мутировать и превратятся во что-нибудь невероятное… например, в помидоры. Почему, нет? Возможно, роман Умберто Эко запечатали из соображений безопасности, а то распечатаешь и начнётся! Пусть отлежится, хотя бы коннотации не будут стрекаться. А я пока «Faserland» Кристиана Крахта почитаю. Тут тоже не всё просто: сначала я думал, что это просто алкогольный трип — из бара в бар, — то, что мне нравится. Но это только история. Есть ещё предыстория и тоже из бара в бара. Когда я заметил предысторию, я сказал себе: ок, мне это тоже нравится. На середине книги появилась третья линия — история друга Александра и опять: из бара в бар… Эта третья история отягощена Афганистаном и Пакистаном. Не исключено, что где-то Александр обернётся Искандером. Все признаки европейского романа налицо: героя многократно тошнит, появилась русская вооружённая мощь, Достоевский и русская женщина ещё не материализовались, но к их приходу уже всё готово. Крахта читать, Эко томить.

2 Responses to “Запечатленный Эко”

  1. Фома:

    Между прочим, нормальный писатель Крахт. Правильно делаешь, что читаешь.

  2. Novosel:

    огромное спасибо!