Океан сказал: не одинок

Ragnar Kvam. Tur Heyerdal. IВ контрактах, которые Тур Хейердал предложил членам экипажа «Кон-Тики», содержался пункт «один за всех и все за одного». Однако его спутники считали этот «принцип настолько важным»,   само собой разумеющимся, лежащим в основе всякого рискованного предприятия, что один из членов экипажа даже отказался контракт подписывать. Тур Хейердал отложил его в сторону, как будто признавая неверной часть своего мировоззрения, согласно которому человек действует в одиночку. Или, точнее, он одиночка всегда. Однажды, отчаявшись найти средства для экспедиции, он готов был отправиться на плоту в одиночное плавание через океан. Позже тема одиночества всё-таки возникает, но это одиночество не одного человека, а всего экипажа — одиночество, понимаемое как удалённость от дома: «они оказались одинокими пленниками океана, хотя и поддерживали радиосвязь с материком. И теперь от них самих и взаимоотношений между ними зависело, распространится ли это одиночество на их душу или нет». [1] Изменение взглядов в пользу команды означает, что Тур Хейердал значительно изменил и своё отношение к пацифизму, сторонником которого он себя считал после войны, ведь пацифист – одиночка. Или даже отменил его, поскольку путешествие на «Кон-Тики» было не только научным, но военным предприятием. Научная часть осуществилась, потому что была военная. Костяк экипажа составляли ветераны войны, включая Тура Хейердала, разведчики, диверсанты, орденоносцы, действующие офицеры норвежской армии. Оборудование для экспедиции предоставило американское министерство обороны, для которого экипаж должен был провести ряд исследований. Военный опыт участников был причиной того, что экипаж не пережил серьёзных психологических конфликтов. Они распределили обязанности, поделили территорию, да так, что могли пребывать в уединении часами, а согласившись с однажды принятыми правилами, не меняли их до конца. Военный опыт объясняет и главную их загадку: «как это взрослые, бывалые мужчины могли пуститься в борьбу с неизвестной им стихией, да ещё под руководством человека, который вырос, страдая водобоязнью, и был среди них самым молодым». [2] Человека, который, кроме того, построил деревянный плот по чертежам, найденным в древних рукописях, и проложил маршрут в океане, не имея опыта судовождения. Плот прошёл его как по расписанию. Они просто признали Тура Хейердала своим командиром. И от этого не отступали. Военное является и как символ: когда «у членов экипажа постепенно начинает проявляться кровожадность», [3] они устраивают «кровавую резню» для акул. [4] Тур Хейердал, закончив плавание, осудил её. Пацифизму – время и место. Но на плоту он был вместе со всеми. У экспедиции была ещё одна цель, которая делает её военной, она связана с прошедшей войной. Она должна была восстановить образ Норвегии, испорченный капитуляцией. Лучше всего это могли сделать военные. И они сделали это так, что «Кон-Тики» затмил не только недавнюю историю страны, но, пожалуй, большую её часть.

[1] Рагнар Квам. Тур Хейердал: биография. Часть I. Человек и Океан. Перевод с норвежского: Карпушина С.В. и Машкова С.А. Москва. Весь мир. 2008. Страница 396-я.

[2] Здесь же, страница 400-я.

[3] Здесь же, страница 408-я.

[4] Здесь же, страница 410-я.

2 Responses to “Океан сказал: не одинок”

  1. baikamur:

    история одиночки в Океане тебе известна? http://rozamira.org/lib/names/k/kurilov_s/kurilov.html#_Toc121216008

  2. admin:

    Впервые слышу. Спасибо за ссылку.