Нежданное потомство

Sonders. Tsru i mir iskusstvСвобода склонна к гибридизации. Свободный рынок, свобода слова, свободная страна, свободное предпринимательство, свободное искусство, свободная воля, свободная любовь, свободное радио, свободное телевидение и даже свободная армия – свобода даёт потомство в союзе с наукой, политикой, литературой, географией, средствами информации, живописью — с чем угодно. Нелегко складывался союз свободы и кинематографа, но теперь его последствия видны всем. «Сверхсекретная кампания Пентагона», Военно-морского флота, «Совета национальной безопасности и» разведывательного «Комитета по координации операций, направленная на внедрение темы свободы в американское кино» [1] принесла богатые плоды: «Капитан Америка перешёл от борьбы с нацистами к борьбе с коммунистами», а «отношение американских фильмов к Германии коренным образом изменилось. Поверженных врагов изображали как героических бойцов и достойных соперников». [2] Похоже, что свобода в борьбе с нацизмом не участвовала. Центральное разведывательное управление в свою очередь стремилось исключить из кино темы социального неравенства во всех его видах. В кино появился, хотя и далеко на вторых ролях, хорошо одетый негр, ещё не свободный, но уже освобождённый, исчезали или смягчались опасные темы — «большинство оскорбительных сцен», из большинства фильмов, как например сцены «депортации армией целого племени апачей против их воли во Флориду» — в болота Флориды – «и маркировка людей как животных», [3] – «удалось убрать из последующих картин американских пьяниц, которые исполняли важные, если не главные роли». [4] Центральное разведывательное управление решительно препятствовало выходу в свет картин, задевающих религию, какой бы эта религия не была. «В то время как абстрактный экспрессионизм был выпущен в качестве оружия холодной войны, Америка обратилась к ещё более мощному оружию – к Богу», [5] поскольку осознала, что Бог всегда был на стороне победителей: «Коран, греческая мифология, Старый Завет… Подавление врага – правое дело. Конечно, есть ограничение по целям и средствам». Но нет «ограничений того, что можно сделать» с варваром. «Коммунисты были варварами». [6] Отношение свободы к Богу было, однако, таким же, как к русским во время войны – только как к временным союзникам. Бога и свободу объединил противник, но не потомство. Во всяком случае, коммунизм они своим не признали, хотя, кажется, у него было будущее, которое могло порадовать и Бога и свободу. Не появилось свободных богов. Не появилось божественной свободы. Тем не менее, свобода и Бог действовали совместно: «нам не должна смущать проблема, которая стоит сегодня перед миром, — предупреждал президент Трумэн. – Либо тирания, либо свобода… И даже хуже – коммунизм отрицает само существование Бога». [7] Либо Бог, либо тот, кто ему противостоит. Если «риторика американской внешней политики покоится на различиях, сопротивляющихся логическим или рациональным процессам», [8] то потомство тоже будет нелогичным. Потомство свободы и Бога — война.

[1] Фрэнсис Стонор Сондерс. Цру и мир искусств: культурный фронт холодной войны. Перевод Е.Логинова и А.Верченкова. Москва. Институт внешнеполитических исследований и инициатив. Кучково поле. Страница 240-я.

[2] Здесь же, страница 243-я.

[3] Здесь же, страница 246-я.

[4] Здесь же, страница 248-я.

[5] Здесь же, страница 236-я.

[6] Здесь же, страница 237-я.

[7] Здесь же, страница 238-я.

[8] Здесь же.

Comments are closed.