Островные истории

Jurij Korol'kov. Kiu ku mitsuКультурный герой обязательно заговорщик. Прометей не получает законно, но похищает огонь. Персей похищает голову у Медузы Горгоны. Атомный проект был заговором. Генералу Гровсу, руководившему им, пришлось лично выбирать цели для первых бомбардировок, «потому что даже объединённая группа начальников штабов ещё не знала о смертоносном оружии». [1] Он выбрал Кокуру, Хиросиму, Киото и Ниигату. Было, однако, только две бомбы, а Киото находился под защитой памятников архитектуры. Пришлось включить Нагасаки. Но все эти изменения не были результатом открытого обсуждения. На культурное значение Киото генералу Гровсу указал военный министр Стимсон. Дух заговора витает над путешествием Тура Хейердала на Фату-Хиву. Из тысячи островов Океании он Ragnar Kvam. Tur Heyerdal. Iвыбрал для рая тот, на котором произошла крупнейшая антропологическая катастрофа. В результате заражения жителей острова занесёнными европейцами неизлечимыми заболеваниями его население сократилось со ста тысяч до двух. Грипп, элефантизм, проказа. Во время пребывания Тура Хейердала на острове началась чума. У островитян «не было ни врача, ни лекарств, ни возможности покинуть остров». [2] Островом управляли французы. По возвращении с Фату-Хиву Тур Хейердал продаёт собранную в Полинезии зоологическую коллекцию в Германии. А также, возможно, и данные о положении жителей острова. Фату-Хиву окутывает тайна. Тур Хейердал – культурный герой. В тайне вызревала мысль побеждать словом, мыслью и волей, не прибегая к техническим средствам поражения, важная Sonders. Tsru i mir iskusstvособенно теперь, когда было создано атомное оружие. Внутри каждого заговора вызревает свой заговор. Франклин Делано Рузвельт, человек чуткий к новому, давший зелёный свет атомному проекту, в наброске речи, которую он должен был произнести вскоре после испытания атомной бомбы, писал: «Сегодня мы стоим перед исключительно важным фактом того, что для спасения цивилизации мы должны развивать науку о человеческих взаимоотношениях – развивать способность всех людей жить вместе и трудиться на одной и той же планете в условиях мира». [3] Мысль, которая породила в итоге современную систему культурной и психологической войны, важнейшую часть которой составило Центральное разведывательное управление и весь его концерн, в свою очередь сделавшийся частью заговора, а там и мятежа не только против противников Америки, но против самой Америки тоже. «Создание цру знаменует пересмотр традиционных парадигм американской политики. Те условия, которые были заданы при учреждении Управления, способствовали утверждению концепций «необходимой лжи» и «правдоподобного отрицания фактов» … в качестве легитимных стратегий мирного времени и на долгое время создали невидимый правящий слой, чей потенциал злоупотреблений как внутри страны, так и за её пределами не сдерживался ни ответственностью, ни подотчётностью». [4] Положение «цру – культурный герой» подкрепляется, таким образом, и тем обстоятельством, что оно – заговорщик.

[1] Юрий Корольков. Кио ку мицу! Роман-хроника. Москва. Издательство досааф ссср. 1988. Страница 639-я.

[2] Рагнар Квам. Тур Хейердал: биография. Часть I. Человек и Океан. Москва. Весь мир. 2008. Страница 138-я.

[3] Франклин Делано Рузвельт, цитата. — Юрий Корольков, страница 636-я.

[4] Фрэнсис Стонор Сондерс. Цру и мир искусств: культурный фронт холодной войны. Перевод Е.Логинова и А.Верченкова. Москва. Институт внешнеполитических исследований. Кучково поле. 2014. Страница 31-я.

Comments are closed.