Психологическое причастие

Sonders. Tsru i mir iskusstvЦентральное разведывательное управление – культурный герой. Подобно Прометею оно принесло людям огонь – на сей раз огонь психологической войны. Оно похитило огонь у Коминтерна. Подобно настоящему огню при небрежном или злонамеренном с ним обращении он мог вызвать неисчислимые бедствия, но его обретение людьми стало настоящим благодеянием, поскольку дало им альтернативу ядерной войне. И люди до сих пор помнят об этом, — хотя не могут ничего поделать с теми стаями орлов, которые поныне клюют печень цру, — в конце концов, жевать жвачку, носить джинсы и танцевать под рок-н-ролл – это совсем не то, что быть радиоактивным пеплом. Подобно древним культурным героям, которых вела судьба, а точнее, некая основная идея, уже существовавшая, но не находившая Lev Kopelev. Raisa Orlova. My zhili v Moskveдостойного для себя тела, цру было рождено мыслью, что побеждать можно средствами психологического свойства. Гари Трумэн, сопроводив ликвидацию предшественника цру словами (примерно) «мне не нужно гестапо в мирное время», давал весть о том новом гестапо, которое будет применять только музыку, поэзию, абстрактные художественные формы, модную одежду, стиль поведения, а если иногда будет пытать, то хард-роком. Медные трубы, но не огонь и вода. Главная заслуга цру – мир, психологически исковерканный, культурно недостоверный, во многих отношениях отталкивающий, но всё-таки мир, а не Аид. Положение о цру – культурном герое позволяет понять загадочные явления прошлого века, например, пиетет, который питала советская интеллигенция перед английскими и американскими интеллектуалами, связанными с разведкой. Эрнест Хемингуэй – сотрудник Управления стратегических служб, того самого гестапо, «американской секретной службы времён войны». [1] Э.Дж. «Фредди» Эйер, «философ и офицер разведки», автор книги «Язык, истина и логика». [2] Николай Набоков, композитор и брат знаменитого писателя, сотрудник Управления психологической войны. [3] Вместе с У.Х.Оденом он сортировал немцев на благонадёжных и не очень в Отделе по моральным вопросам Подразделения по исследованию стратегических бомбардировок. Имя почти любого английского и американского интеллектуала, известное в 50-х или 60-х годах прошлого века, можно сопроводить сведениями о его службе в разведке. Может быть, это причина пиетета — у советского интеллигента не было выбора, и он восхищался тем, что есть. Но нет, дело в психологии. В день, в мае 1956-го года, когда Льва Копелева восстановили в партии, Раиса Орлова передала ему вёрстку «рецензии на роман Г.Грина «Тихий американец» для «Нового мира». Заголовком рецензии послужила реплика одного из персонажей: «Вы уже причастны!» Это словно бы относилось к нам. Мы были причастны к происходившим у нас событиям и радовались этой причастности». [4] Роман, однако, указывает на то, что они причастны к событиям не самим по себе, но как к части культурного и психологического противостояния, обещающего спасти людей от исчезновения. Мы с вами одной психологии!

[1] Фрэнсис Стонор Сондерс. Цру и мир искусств: культурный фронт холодной войны. Перевод Е.Логинова и А.Верченкова. Москва. Институт внешнеполитических исследований. Кучково поле. 2014. Страница 12-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страница 14-я.

[4] Раиса Орлова. Лев Копелев. Мы жили в Москве. 1956-1980. Москва. Книга. 1990. Страница 29-я.

Comments are closed.