Дарвин и отец

Boris Shergin. Zapechatlennaya slavaПоморы и варяги, Русь и Датска похожи отношением к богам. Они признают стихии – Океан, Солнце, Ветер, — но так же — Бога. Поморы обращаются к стихиям напрямую, а к Богу через посредников. Посредники есть быстрые и медленные: «Имеется любопытное объяснение, почему Никола (покровитель мореходства) имеет титул или прозвище «скорый помощник». Оказывается, когда молишься богоматери и разным святым, они твою молитву принесут к богу и уже от бога ты получаешь милость. Но Николе «вперёд милость дана», то есть Николе отпущен от бога как бы лимит. Этим лимитом Никола распоряжается непосредственно, без докладов и волокиты». [1] Из этого типа сознания следует, что Океан, Солнце и Ветер тоже посредники между мореходцами и силой, которую трудно вообразить и с Ragnar Kvam. Tur Heyerdal. Iкоторой сложно общаться – Мир. Тур Хейердал, один из самых знаменитых варягов, «не принадлежал к какой-либо конфессии, он никогда не посещал церковь. Но он на собственном опыте убедился, что есть неведомое нечто, способное придать человеку силы, стоит только об этом попросить. Одни называли это «нечто» Богом, другие – Тики. Всё происходило по его воле. Тур Хейердал называл его Богом». [2] Он обратился к этому «нечто», когда «Кон-Тики» налетел на рифы. Обращение к Богу, минуя Николу, — «прошибка» [3] морехода, но простительная, если иметь в виду воспитание, которое тот получил. Оно находилось в руках матери, которая не верила в Бога, но верила в Чарльза Дарвина. Отец словно «ночной вор» крался к сыну, «когда наступало время вечерней молитвы. …Наступал, как они говорили, тайный час. …Они торопились прочесть молитву, потому что Туру нравилось то, что происходило после, когда отец садился к нему на кровать и рассказывал разные истории». В любой момент его мог прервать возглас жены: «Чему ты учишь мальчика?» [4] Однако сын усвоил, что в самую трудную минуту он может обратиться к Богу напрямую. Хотя с точки зрения поморов только потому, что прямыми обращениями без всякой волокиты занимается Никола. Чарльз Дарвин, между тем, для матери и для всего норвежского общества последней трети позапрошлого века, становился истинным посредником между людьми и Миром. «Дискуссии о теории эволюции в целом и о дарвинизме в частности касались не только естественных наук, это не только предмет восхищения и противления в биологии. В первую очередь шла о положении человека в мире: к кому мы ближе – к ангелам или к животным, и о том, есть ли в нём место для метафизики». [5] Мореходы хотели знать, кто более полезен: Дарвин или Никола? Мать Тура вверила его Дарвину. Когда же тот не мог помочь, Тур вспоминал наставление отца своего.

[1] Борис Шергин. Гандвик – студеное море: «Устьянский правильник». – Борис Шергин. Запечатленная слава. Поморские были и сказания. Москва. Советский писатель. 1983. Страница 225-я.

[2] Рагнар Квам. Тур Хейердал. Биография. Книга I. Человек и океан. Перевод С.Карпушина и С.Машкова. Москва. Весь мир. 2008. Страница 3-я.

[3] Борис Шергин, страница 225-я.

[4] Рагнар Квам, страница 34-я.

[5] Здесь же, страница 45-я.

Comments are closed.