Выдыхать облака, разбрызгивать страны, проливать границы

Zavadskaya. Mi FuСкульптура обладает определёнными границами. Статуэтку можно взять в руки, зажать в ладони, не только видеть её границы, но ощущать. Смысл скульптуры в том, чтобы описывать и утверждать границы человеческого тела, которые когда-то были открыты, стали догмой, а теперь снова начали размываться. Скульптура стоит на страже догмы. Представление о границах природных объектов тоже развивалось из первоначального видения зыбких границ к границам строгим, а там к границам неопределённым. «Ван Вэй очень юным получил доступ к запредельности вещей». [1] Знанию соответствует техника живописи: «Ван Вэй, пребывая в естественности, столь интенсивно чувствовал свою причастность к ритмам природы, что открыл способ писать «дыхание облаков». [2] Возможно, Jurij Korol'kov. Kiu ku mitsuоднако, что этот способ был открыт раньше. Один из сыновей Ми Фу, которому посчастливилось увидеть подлинники Ван Вэя с некоторым разочарованием, кажется, говорит, что это всего лишь «игра тушью». «Китайские теоретики искусства признавали исключительную важность этих «игр тушью», которые так хорошо передавали дыхание природы, прежде всего «дыхание облаков». [3] Они же, правда, сомневались в живописной природе этой техники, как если бы сегодня кто-то сомневался в принадлежности к живописи уличных граффити, созданных при помощи аэрозолей. «Живописуя облака, древние ещё не достигли совершенной искусности. Рассеять по шёлку, предварительно пропитанному водой, лёгкий порошок, подуть ртом – это называется «выдыхать облака»… Это, очевидно, и означает уловить первопринцип природы. Но если можно в данном случае говорить о чудесном решении, то всё же штрихи кистью не проявляются. Вот почему это нельзя назвать живописью. Это подобно технике «разбрызганная тушь» у пейзажистов, её также нельзя называть живописью». [4] Запредельная вещь находится за пределами живописи, но вызвано это обстоятельством исключительно неискусностью древних, новые техники могут передать запредельное предельными средствами живописи. Мнение радикальное, поскольку картина тем ценнее, чем древнее, а авторитет художников прошлого незыблем. Но это не отменяет того факта, что «художники были немного магами, они использовали своё искусство в магических целях. Они умели вызывать холод и жар, выдыхая и вдыхая, вызывать дождь или туман, выплёвывая или кашляя. Подобным же образом они создавали облака, выдыхая красочный порошок своим ртом». [5] Ми Фу создавал облака другим способом, тоже вызывавшем сомнения в его живописной природе, – «точки мастера Ми», или, близко, пуантилизма, — поскольку «традиционный рисунок, который линией очерчивал формы вещей, оказывается неспособным передать облик этой окутанной влагой земли». [6] Представление о границах государств проходит тот же путь развития, что и представление о границах человеческого тела и природных объектов: границы размыты, границы строги и границы снова становятся зыбки. У масла, пролитого генералом Итагаки на географическую карту, не оказывается границ. Границы зависят от количества пролитого масла.

[1] Евгения Завадская. Мудрое вдохновение. Ми Фу (1052-1107). Москва. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука». 1983. Страница 68-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же.

[4] Чжан Яньюань, цитата. – Здесь же, страницы 68-я и 69-я.

[5] Здесь же, страница 69-я.

[6] Здесь же, страница 88-я.

[7] Юрий Корольков. Киу ку мицу! Москва. Издательство досааф ссср. 1988. Страница 157-я и 158-я.

Comments are closed.