Русский задушевный деловой обиход

Boris Shergin. Zapechatlennaya slavaНизовские моряки отобрались «в артель, чтобы не кланяться хозяевам, не глядеть из чужих рук, а самим осилить постройку большого судна для океанского плаванья. Моего отца выбрали артельным старостой и казначеем». [1] Значит, сведения у нас едва ли не из первых рук. Нужен подрядчик. Устроили заочный тендер, когда заказчики выступают от имени подрядчиков, не извещая тех о своих намерениях. Сначала вроде бы «думали на Пигина, кронштадтского мастера, он давно насватывался, но помянули, что Пигин человек зависимый, ему Немецкая слобода только палец покажет – он артельное дело бросит». А значит, «без Конона Ивановича» Тектона «не сняться». Заказчик направляет возможному подрядчику коммерческое предложение: «Любезный мастер и друг! Охота видеть твоего чистого лица и сладких речей слушать. А мы тебе в Архангельском городе делов наприпасали. Воля ваша, а большина наша!» Мастер довершает дела в Кеми, «на олешках через Онегу» приезжает в Архангельск, становится на постой в Соломбале и даёт о себе знать. Вроде бы всё идёт к договору, но есть проблема. Собрание учредителей её решает: «Как рассудите? Деды наши с осени строили, чтобы, зимой закончив, на вешнюю большую воду спускать. А тут мастер прибыл при конце зимы… Все зашумели: — Радоваться надо, что прибыл». Мастера нарасхват и видно, что летом тоже строят. Деды, отдыхайте! Представитель заказчика едет к подрядчику: «Зашли в комнату, справили Конону Ивановичу челобитье. И он равным образом, выйдя из-за стола, бил челом. Потом поздоровались в охапочку». [6] Да и только. «Невдолги отец домой сторопился», а сын замечает, что «про кораблик-то уж нисколько не поговорили». А это был просто дружеский визит! На масленицу уже подрядчик едет к заказчику. Для него «половики стлали новотканые, по столам скатерти с кистями». Подрядчик «ел малёхонько-радёхонько, а пил – только прилик принимал». Потом ушли с казначеем в горницу и «поставили разговор на копылья»: «кто да кто в артели, очень ли купечество косится, на какой реке и давно ли лес для стройки ронили и какие судну мера, на сколько тысяч груза?» [3] Потом прикинули план – мелом на полу. «По этому чертежу мастер повёл умом. Пошла беседа на долгий час». «Дело отолковали», порядились, «руку друг другу дали. Значит, надёжно с обеих сторон». Обсуждалось ли название корабля, не известно, но «Трифон». А уже в конце августа артельные принимали корабль. Сначала на берегу. Потом на борту. Прошлись по морю. Мастер: «В чём не уноровил, и не по вашему обычаю сделал, на том простите». [4] Все к нему подходили и поздравляли в охапочку. Потом пировали на палубе, да так, что, когда возвращались на берег грести могли только два-три человека, да мама, да, конечно, Конон.

[1] Борис Шергин. Отцово знанье: рождение корабля. — Борис Шергин. Запечатленная слава: поморские были и сказания. Москва. Советский писатель. 1983-й год. Страница 25-я и далее.

[2] Здесь же, страница 26-я и далее.

[3] Здесь же, страница 27-я и далее.

[4] Здесь же, страница 32-я.

Comments are closed.