А теперь открой глаза!

Zavadskaya. Mi Fu«Мы знаем, что для истинных художников сами вещи «обладают духом». Тот, кто проник в тайну дао, знает, что дух… есть во всякой вещи – это присутствие дао. Тот, кто проходит дальше видимостей, не прельщаясь иллюзиями, чтобы не привязываться ни к чему, кроме реальности, знает также, что «природа Будды» имеется в каждом объекте, идентичная самой себе». [1] Истинный художник, следовательно, может пребывать с закрытыми глазами, поскольку абсолют, который он узрит в себе самом, равен абсолюту, который может быть найден в любом другом объекте. Можно не только закрыть глаза, но и заснуть: «во время сна все силы спутаны и возвращены к изначальной неопределённости, ибо исчезает осознание логических отношений между фактами. В состоянии сна, по словам Чжуанцзы, «дух углубляется в свою сущность». [2] Во всех этих случаях важно миновать психологию: «Интерес, обращённый на себя», — а не на дух в себе, — «лишает художника духовной свободы, он становится вульгарным, его взор затуманивается, становится мутным. Он уже не видит идеальной сути вещей». Хотя для этого достаточно увидеть только одну «крупицу пыли», но, правда, такую, в которой «пребывает весь мир». [3] В общем, истинному художнику достаточно смежить веки. Никто из них, однако, не удовольствовался одним этим состоянием. Последователи Ми Фу из эпохи Юань «жили в живописных местах нынешней провинции Чжэцзян и пристрастились… писать облака, туманы», хотя «внешне, на уровне живописного языка, они сохранили независимость от великого предшественника». [4] Они подражали не столько «манере письма, сколько стилю жизни» великого предшественника, например его «стремлению к уединению». Уединение, к которому стремился Ми Фу, чиновник, отец семейства и выдающаяся общественная личность, не следует понимать как уединение физическое, но лишь стремление к ограничению значимых связей, однако его последователи превратили уединение в символ, в том числе политический,  стремления удалиться от общества управляемого завоевателями. Кто-то «любил пейзажи Цзяннани… снял домик в Ханчжоу и наслаждался созерцанием окрестных гор и движением облаков…» [5] Кто-то «любил размышления и построил для занятий философствованием Кабинет одиночества и чистоты, чтобы хранить там старинные свитки живописи и каллиграфии, редко бывая среди людей ординарных». [6] Кто-то, помня о маниакальной приверженности Ми Фу чистоте, умывая лицо, «менял воду несколько раз. Камни и деревья, которые находились перед его кабинетом, мыли постоянно». [7] Но если дух находится во всех предметах, внутри человека, то зачем истинным художникам горы Цзяннани? Кажется, что красота есть проявление духа. Но нет, «миссия художников состоит не в том, чтобы фиксировать быстротекущую жизнь природы, но в том, чтобы сквозь неё лучше уловить организующий принцип, который делает природу такой, какая она есть». [8] То есть, несмотря на принципы, созерцать лучше с открытыми глазами.

[1] Е.В. Завадская. Мудрое вдохновение. Ми Фу (1052-1107). Москва. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука». 1983-й год. Страница 126-я.

[2] Здесь же, страница 127-я.

[3] Здесь же, страница 124-я.

[4] Здесь же, страница 151-я.

[5] Здесь же, страница 150-я.

[6] Здесь же, страница 151-я.

[7] Здесь же.

[8] Здесь же, страница 129-я.

Comments are closed.