Закрой глаза!

John Fowles. Krotovye noryЕсли «уединение, тайна» [1] — первое условие существования дикой природы, то соглядатай – первый её враг, не только как охотник, но и как натуралист-любитель во всех своих проявлениях, связанных не только с коллекционированием, но и с «манией классифицирования». Добавляя к этой группе ещё любителей пикников и туристов, можно перекрыть все способы созерцания природы, за исключением профессиональных. По неизвестной причине необходимо, чтобы люди научились воспринимать «природу как повседневную радость цивилизованной жизни». [2] Пусть для этого потребуется новый тип мировоззрения, — «правильное отношение к природе и правильное видение природы», — которое опирается «на великих художников, поэтов и писателей, творчество которых так или иначе связано с природой». [3] Ведь «необходимо видеть и замечать различные формы, цвета и структуры; уметь расшифровывать чьи-то личные художественные и литературные аллюзии, стараться почувствовать всю поэзию мира…» [4] Такой подход к природе противоположен американскому, требующему в первую очередь полезности, который можно описать в общем плане как непоэтический, — не без великих исключений вроде Торо или Одюбона, [5] — или, очевидно, как подход с открытыми глазами. Без посредников, без метафорических подушек. Со всем тем, что более всего вредит «уединению, тайне». Английский подход, опирающийся на философию дзен, поэзию Торо и духовную практику монахов-бенедиктинцев, сродни молитве: «рядом с тобой в любом цивилизованном сообществе существует другая вселенная – мир природы. Любовь или по крайней мере терпимость по отношению к обитателям этой иной вселенной должна войти в опыт повседневной жизни городского человека, должна быть воспринята им как некий эталон гуманизма, и мы должны быть уверены, что присутствие подобного отношения в обществе и принятие его обществом – это вопрос нашей личной, а отнюдь не общественной ответственности». [6] Но «природа (я имею в виду дикую природу) – это неотчуждаемая часть природы человеческой». [7] Следовательно, единственный способ, каким мы можем созерцать дикую природу — созерцать свою собственную дикую природу, находящуюся внутри нас. Психологи, философы и романисты приучили нас к мысли, что, во-первых, мы имеем право подглядывать за своей дикой природой, и Джон Фаулз идёт у них на поводу, а во-вторых, мы можем делать это безболезненно, что психологическое подглядывание это в любом случае благо. Наша внутренняя дикая природа тоже нуждается в «уединении, тайне», в защите не только от постороннего взгляда, но от нашего сознающего «я». Надо заметить, — если «дикая природа» это не обязательно «Дао», — что китайские художники, Ми Фу и его современники, считали вредным фиксироваться на собственной психологии, они искали в себе проявление Дао, точку, из которой, минуя психологию, спонтанно, могли произрасти шедевры живописи. Но если «дикая природа» и Дао одно и то же, тогда нам открывается, оформленный как левое политическое движение, глубокий мистицизм. Или: созерцание природы с закрытыми глазами.

[1] Джон Фаулз. Сорняки, жучки, американцы. – Джон Фаулз. Кротовые норы. Перевод И.Тогоевой. Москва, аст. 2004-й год. Страница 413-я.

[2] Здесь же, страница 427-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же, страница 428-я.

[5] Здесь же, страница 429-я.

[6] Здесь же, страница 430-я.

[7] Здесь же, страница 431-я.

Comments are closed.