Я постиг!

HagakureДело самурая – одиночество. Моральная система направлена на то, чтобы в первую очередь остановить, изолировать и обезвредить человека. Не вообще, а каждого из нас. В жёсткой моральной системе человек более одинок, чем в мягкой. Система может быть настолько жёсткой, что полностью остановит человека, заставит его бездействовать, вообще может отбросить, исключить, а самурай к сорока годам, по мнению Ямамото Цунэтомо, должен чего-то добиться. Он не может уйти. «Для такого человека жизнь – это круг, который может замкнуться, если к нему прибавить одну-единственную точку. Изо дня в день он отбрасывает круги, которым недостаёт какой-нибудь точки, и продолжает встречать последовательность таких же кругов». [1] Правда Юкио Мисима считает, что одна эта точка Dario Salas Sommer. Moral ' XXI vekaдаст самураю «большее чувство завершённости», чем множество возможностей возникающих из субъективности, как это происходит в жизни «писателя и философа». [2] Встреча длительной терпеливой работы и случайности, видимо, и понимается как спонтанность, — здесь можно говорить о счастье, — а точка – как выражение крайнего одиночества. Или, может быть, свободы – свободы «людей, жизнь которых жёстко регламентирована социальной моралью. Эта мораль проникла в самую ткань общества, создала его экономическую систему. Без морали общество невозможно, но эта мораль не только питает общество, но и позволяет людям общества прославлять энергию и страсть. Энергия – это добро; застой – это зло». [3] Но с точки зрения отдельного человека, заключённого в эту систему, а не самой системы. Если использовать воспевание энергии как признак жёсткости моральной системы, то ныне существующая моральная система, которую условно можно назвать моралью XX века, несмотря на то, что она кажется несравнимо более мягкой, чем клановая мораль самураев, требует каких-то невероятных объёмов энергии. Не только для того, чтобы её разрушить, но чтобы действовать в ней. Система останавливает человека, призывай его к действию или обзывай: «Я уверен, что каждый добровольно выбирает роль либо слабого, либо сильного человека. И выбор этот зависит от того, хочет человек открыться перед жизнью и смело встретить её или предпочитает избегать тяжёлых усилий, необходимых для приспособления к внешней реальности, которая находится вне его контроля и постепенно становится всё более сложной и проблематичной». [4] Возвращаясь к образу кругов, можно предположить, что в ныне существующей моральной системе существует несколько моральных кругов. Одни предназначены для простых людей, другие – для самураев, а третьи – для избранных, которых «можно пересчитать по пальцам руки». Круги открыты-закрыты. Призывы к нравственному совершенствованию звучат здесь не только для того, чтобы рекрутировать новых самураев, но и указать на место тем, кто попробует это сделать. Как и в эпоху Хоэй, одинокий, то есть сильный, человек ждёт свою точку.

[1] Юкио Мисима. Хагакурэ нюмон. – В книге: Ямамото Цунэтомо. Хагакурэ. Юкио Мисима. Хагакурэ нюмон. Самурайская этика в современной Японии. Перевод А. Мищенко. Санкт-Петербург, Евразия, 1996-й год. Страница 212-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страницы 208-я и 209-я.

[4] Дарио Салас Соммэр. Мораль XXI века. Москва. Кодекс. Без имени переводчика. 2013-й год. Страница 327-я.

Comments are closed.