Мечом

Dario Salas Sommer. Moral ' XXI vekaДревнее представление о морали основывается на том, что нравственность, к которой относились здоровье и красота, может быть разрушена помимо воли человека в результате необдуманного или неосторожного контакта с силами зла. Некоторые из этих сил впоследствии оказались в области рационального, и для борьбы с ними достаточно следовать правилам санитарии. Мораль – это символизированная санитария. Но не всё символизированное – санитария, иногда наоборот. Некоторые из этих сил пребывают во тьме, ждут часа своей рационализации, но ещё служат основой символизации чистоплотности. Мораль XXI века, которую мы поняли как отсутствие морали, поскольку последний способ передачи безнравственности — через биофотонное излучение, будет обезврежен, людям останется только Hagakureследовать правилам, значительно более сложным, правда, чем мыть руки перед едой или выпить стакан кипячёной воды, но понятным и открытым для усовершенствования. Начнут, однако, сильные, «кто имеет твёрдый характер и волю, закалённые при помощи соответствующей самодисциплины, и смело идёт навстречу повседневным конфликтам». [1] Так или иначе, но биофотонное обещание получено. Люди оставят текущую мораль и перейдут на уровень духовной нравственности, вплоть до присоединения к области высоких энергий, где, как что-то, возможно, безнравственное подсказывает мне, будут свои опасности. И где, возможно, мы будем с грустью вспоминать о нашей маленькой уютной материальной Вселенной, все беды которой покажутся нам милыми детскими шалостями. Зачем, зачем мы покинули наше родное Олдувайское ущелье? Однако пока только некоторые силы зла рационализированы, а некоторые — нет. Те, что рационализированы, требуют культуртрегерской работы – умываться, умываться, умываться для того, по крайней мере, чтобы враг не посмеялся над нами, когда увидит нас павшими. А пасть мы можем в любую минуту. Те, что нерационализированы, не могут быть препятствием для дела: «Если боги не услышат мои молитвы только потому, что я осквернён кровью, я убеждён, что ничего не могу поделать с этим и поэтому продолжаю молиться, невзирая на осквернённость». [2] И продолжаю сражаться. «Я постиг, что путь Самурая – это смерть» — самое знаменитое выражение «Хагакурэ», которое считается безусловным выражением фанатизма, абсолютным правилом, отрицающим общие человеческие установления, но воспринимается при этом как высказывание поэтическое, поскольку основано на двойственности – на признании того, что «самурай — тоже человек». «Воистину жизнь человека длится одно мгновенье, поэтому живи и делай, что хочешь. Глупо жить в этом мире, подобном сновидению, каждый день встречаться с неприятностями и делать только то, что тебе не нравится». [3] Мысль человека, прошедшего Путь. Она перекликается с положением Морали XXI века о том, что исполнивший правила, достигает свободы и может делать всё, что хочет. Нашему представлению о своеволии эта свобода не отвечает, понять её нельзя, но зато мы знаем, что она требует меча.

[1] Дарио Салас Соммэр. Мораль XXI века. Москва. Кодекс. Без имени переводчика. 2013-й год. Страница 327-я.

[2] Юкио Мисима. Хагакурэ нюмон. – В книге: Ямамото Цунэтомо. Хагакурэ. Юкио Мисима. Хагакурэ нюмон. Самурайская этика в современной Японии. Перевод А. Мищенко. Санкт-Петербург, Евразия, 1996-й год. Страница 297-я.

[3] Здесь же.

Comments are closed.