К невидимому миру

Мораль XXI века – это отказ от самоуправляемой морали, но не аморализм. Моралью займутся моральные компании. Они и раньше этим занимались, но с развитием средств контроля они будут делать это в режиме on-line. Призыв к отказу от традиционных добродетелей в пользу добродетелей духовных способствует переходу человека под внешнее управление. Переход вызовет смуту, даже если это душевная смута одного человека, а с нею — расширение поля возможностей для тех, кто хотел бы им управлять. В конце концов, добродетели легче утратить, чем приобрести новые, да и нужно ли будет это делать, ведь нравственность – обуза. Трудись и наслаждайся жизнью — о твоей нравственности позаботятся те, кто в ней лучше всего разбирается. Понятно, что моральным компаниям мы должны доверять, знать, что они не используют нас в безнравственных целях, а точнее, не нас, а нашу нравственность, которую, подобно доверию, можно будет накапливать и пускать в дело, которое, может быть, нам не понравится. Возникает вопрос о незримых силах, присутствие которых мы ощущаем всегда, когда касаемся проявлений общества, и которые как раз выставляют перед нами эти компании, пусть это вопрос теоретический, потому что на практике дальше офисов этих компаний никто заглядывать не будет. В случае с доверием часть источников доверия мы видим – это доверие наших близких, других, доверие государства, предприятий, на которых мы работаем, это доверие вызывает к жизни наши обязанности, согласны мы с ними или нет, но мы видим, как они появились. Одновременно с этим в обществе разлито анонимное доверие, источник которого мы установить не можем, но, несмотря на это, тоже становимся обязанными. Часто непонятно даже, чем мы обязаны, но обязаны. Наше непонимание становится нашей виной, а вина – верёвочкой, за которую нас дёргают. В случае с гипнотическим воздействием общества на человека, мы так же видим только часть источников гипноза, остальные невидимы, и нельзя сказать, от кого они истекают. Противостоять видимым гипнотизёрам можно, невидимым – лучше подчиниться, но в этом случае ничего нельзя будет поделать с виной. Правда, невидимые силы возникли не сегодня, они сопутствовали человеческому обществу на протяжении всей его истории, но раньше вели себя честнее – могли взять вину на себя. Всегда существовали представления о невидимых, которые присутствуют здесь, влияют на жизнь людей. Невидимые предки самые близкие к нам из невидимых существ, поскольку связаны с нами родством, мы кое-что знаем о них, можем угадывать их желания и предупреждать недовольство. Но среди невидимых есть те, кто не находится с нами в родстве, — чужие предки, а так же те, кто не находится в родстве с людьми вообще. Тем не менее они, подобно анонимным источникам доверия, скрытым гипнотизёрам и нашим невидимым предкам, оказывали влияние на нас. Но о них знали все. Сегодня невидимые не только невидимы, но не признают, что они существуют. Иначе им пришлось бы освободить нас от вины и обречь проект управляемой морали на неуспех.

Comments are closed.