Со своим самоваром в Тулу

Dario Salas Sommer. Moral ' XXI vekaТолпа – редкость. Толпа – мечта. Человек хотел бы иногда слиться с толпой, это правда, но нигде её не находит. Ему говорят: толпа на стадионе. Человек одевает форму клуба, чтобы быть как все, как все покупает билет, лимонад в бумажном стаканчике и вдруг понимает, что толпы нет и здесь. Толпа – это если смотреть на людей с большой горы, внутри неё — каждый сам по себе. Стадион – не толпа, а последняя, умирающая мечта о ней. Между тем, отсутствие толпы это, возможно, культурная ситуация, в других культурах она не такая уж редкость. «Трудно выбрать пример, который бы не звучал как обвинение, но очевидно, что наше общество – общество толп. Футбольный стадион со ста тысячами зрителей; заполненная людьми станция метро; туристический автобус с экскурсоводом; двадцать миллионов человек Aleksandr Sekatskij. Prikladnaia metafizikaперед экранами телевизоров, смотрящих одну и ту же программу-конкурс…» [1] И так далее: и многокилометровая пробка, и загорающие на пляже. Но это только видимая часть толп. Есть ещё «психологическая толпа», которая обычно не считается толпой: «По мнению Ле Бона и Фрейда, толпа – это «любое количество людей, в котором имеет место характерное явление психологического слияния».  Фактически «психологическая толпа» может состоять даже из двух человек, как происходит в случае обыкновенной влюблённости». [2] Не дефиниция, а симптом. Всё толпа, кроме одного человека, отсоединённого от других физически, эмоционально и сознательно. При любом контакте с толпой человек подчиняется ей. Между тем, странствующий философ, номад, путешествующий по провинциям философии очевидно русским, Aleksandr Etkind. Tolkovanie puteshestvijпоскольку «национальные» валюты мышления не конвертируемы в единую общезначимую валюту мудрости», [3] нигде не находит толпы. Напротив, все простые люди, то есть русские простые люди, они же представители «здравого смысла», не только стремятся уйти из-под общего правила, да, собственно, уже ушли, но преисполнились даже мании величия, то есть с толпой к ним не подступиться. Однако в другой культуре мания величия от толпы не спасает: «Им гораздо легче и приятней слиться с толпой в однородную массу, искусственно раздувая своё «я», вплоть до полного его растворения в коллективной душе». [4] Отсутствие русской толпы это, возможно, наследие прошлого, в котором произошла «атомизация масс», поскольку «преданности можно ожидать только от полностью изолированного индивида», [5] которого можно только помыслить, но нельзя увидеть. Существует и компромиссный вариант — «общество состояло из атомизированных семей, не индивидов», [6] — но в любом случае, не было и нет ничего похожего на господство толпы. Трудно придётся здесь философу, призывающему к индивидуальности.

[1] Дарио Салас Соммэр. Мораль XXI века. Москва. Кодекс. 2013-й год. Имя переводчика не указано. Страницы 32-я и 33-я.

[2] Здесь же, страница 31-я.

[3] Александр Секацкий. Прикладная метафизика. Санкт-Петербург. Амфора. 2005-й год. Страница 10-я.

[4] Дарио Салас Соммэр, страница 30-я.

[5] Александр Эткинд. Толкование путешествий: Россия и Америка в травелогах и интертекстах. Москва. Новое литературное обозрение. 2001-й год. Страница 296-я.

[6] Здесь же.

Comments are closed.