Джонатан Франзен беспокоит и беспокоится

Джонатан Франзен утверждает, что Иан Уотт якобы «…связал бурный количественный рост романной продукции в XVIII веке с растущим спросом на домашние Dzhonatan Franzen. Dalnij ostrovразвлечения со стороны женщин, избавленных от традиционных хозяйственных забот и получивших слишком много свободного времени. Английский роман… в прямом смысле возрос из праха скуки». [1] Наблюдение Уотта-Франзена хорошо ложится на русскую почву: капитализм породил здесь не просто скуку, но, если вспомнить толщину русских романов, скуку смертную. Капитализм — досуг — роман. Однако роман продолжал существовать и в следующую эпоху, когда развитие капитализма как будто было остановлено, свободное время и его носители должны были исчезнуть тоже, с ними – роман. Но роман, его тиражи, качество и не в последнюю очередь объём, остались и свидетельствует теперь в пользу слоя людей, который Джонатан Франзен  в другом месте и в связи с защитой окружающей среды называет средним классом: видимо, защита окружающей среды так же порождена свободным временем. Китайцы, которые сопровождают писателя в поисках птиц вокруг Шанхая, это люди «…с большим количеством свободного времени и с позаимствованным у кого-то фотоаппаратом для дикой природы». [2] Работа вообще «…несовместима с полномасштабным наблюдением за птицами». [3] Таких людей, впрочем, немного: «…простые китайцы в большинстве своём, кажется, проявляют к кризису окружающей среды и особенно к состоянию дикой природы» [4] безразличие. Тем не менее у китайцев есть «давняя культурная традиция жизни «в гармонии с природой». Эти идеи существовали тысячи лет, они не могли просто взять и испариться. Они только временно потеряны в нашем поколении». [5] Следовательно, тысячи лет существовал слой людей, обладавший свободным временем или скукой, о чём говорит не только его способность думать о гармонии с природой, но и великая литература, шедевры которой осилит не каждый представитель современного среднего класса. Джонатан Франзен придерживается «удобной для бизнеса» теории, согласно которой «любое общество начинает беспокоиться об окружающей среде только после того, как, загрязняя всё на своём пути, приходит к состоянию, которое обеспечивает выросшему среднему классу богатство, досуг и права». [5] С той оговоркой, однако, что «в Китае очень мало хороших земель, а перемены идут очень быстро». [6] Быстрые перемены быстро вызовут к жизни средний класс — «любители природы западного типа» уже появились, — но Джонатан Франзен беспокоится. Как бы там ни было, у среднего класса, даже если его имя не называется, существуют два проявления — роман и защита окружающей среды. В Англии XVIII он проявлялся только через роман; в Китае его существование вызывает беспокойство; в Америке ему ничто не угрожает; в России прошлого века, если вспомнить самую читающую и, между прочим, самую охраняемую страну мира, он благоденствовал.

[1] Джонатан Франзен. Дальний остров. В книге: Дальний остров. Москва. Аст. Corpus. Перевод Леонида Мотылёва. 2014-й год. Страница 35-я.

[2] Здесь же, страница 272-я.

[3] Здесь же, страница 275-я.

[4] Здесь же, страница 288-я.

[5] Здесь же, страница 315-я.

[6] Здесь же.

Comments are closed.