Три героя

Родство рассказчика [1] и «я» эссе [2] заметно и требует объединяющего термина. Рассказчик и «я» эссе — современники, они находятся на связи с Калифорнией, Aleksandr Ilichevskii. Persони путешественники, литераторы, знатоки птиц, опыт островной жизни играет большую роль в их книгах и, немаловажно, они пользуются смартфонами одной марки. Объединяет их так же то, что роман насыщен, написанными не без подвоха, но всё-таки эссе, а очерки Джонатана Франзена в свою очередь читаются в тексте более широком, потому хотя бы, что об их авторе известно – он романист. Интеллектуальный герой – по аналогии с лирическим героем, но без претензий к вечности – желаемый термин. Он действует, его перемещениям по планете могут позавидовать завзятые туристы, но оказывается в итоге, что действует он внутри умственных конструкций. «Я» Джонатана Франзена отсылает при этом  только к романисту Джонатану Франзену и в этом смысле «я» эссе герметично, если вспомнить слово, которым Александр Иличевский описывает жилища своего родного острова, а рассказчик романа наводит на мысль о трёх персонажах: об авторе романа, о товарище детства — учёном и поэте, и наконец, о Велимире Хлебникове, который близок к рассказчику и «я» эссе формально – он тоже литератор, путешественник и знаток птиц, — а по существу — к Dzhonatan Franzen. Dalnij ostrovрассказчику, поскольку не только является героем его рассказа, но и дарит рассказу множество мотивов, может быть и самоё основание рассказа, впрочем, ещё не ясное, а так же имя, ведь «Перс» может быть отнесен к русскому дервишу. Велимир Хлебников использует научную метафору, как это делают рассказчик и «я» эссе, с полным на то правом, впрочем, поскольку наука – это служанка поэзии. Достаточно короткого взгляда, чтобы увидеть, что роман – это не только книга о Велимире Хлебникове, но преобразование творений поэта. Взятые наобум образцы литературного вещества вроде «Уса-гали воспитывал соколов», [3] Уса-гали поймал орла верёвкой, [4] гусиная «стая похожа на воздушного змея», [5] «совершенно исклёванный птицами человек», [6] «в языке заложены многие истины», [7] «он не видел различия между человеческим видом и животными видами и стоял за распространение на благородные животные виды заповеди и ее действия «люби ближнего, как самого себя», [8] а так же мотивы Учителя и Ученика и дальней беспроводной связи взамен смартфона: «Радио скуёт непрерывные звенья мировой души и сольёт Velimir Chlebnikov. Tvorenijaчеловечество» [9] в романе развиваются и расширяются. Термин, может быть, неточный. Но в «я» Джонатана Франзена, рассказчике Александра Иличевского и прозе Велимира Хлебникова есть нечто общее и это общее важное.

[1] Александр Иличевский. Перс: роман. Москва. Аст. Астрель. 2011-й год.

[2] Джонатан Франзен. Дальний остров. Москва, аст и Corpus. Перевод Леонида Мотылёва. 2014-й год.

[3] Велимир Хлебников. Творения. Москва. Советский писатель. 1986-й год. Страница 515-я.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же, страница 517-я.

[6] Здесь же, страница 520-я.

[7] Здесь же, страница 525-я.

[8] Здесь же, страница 577-я.

[9] Здесь же, страница 639-я.

Comments are closed.