Срубить дерево

Первое авторское предупреждение: «…ветер способен обучить науке общения с прозрачностью, с прозрачными мирами, со стихией отсутствия». [1] Были, Aleksandr Ilichevskii. Persнаверное, другие предупреждения, но я их не заметил. Прозрачность связана со стихией присутствия: вода такая прозрачная, что видно дно. Воздух прозрачный, и горы близки, будто лежат на ладони. Речь прозрачная, и смысл ясен. Нечто отсутствует, чтобы выявить присутствие. Предупреждение о другом: нечто отсутствует, чтобы выявить отсутствие. Такое отсутствие равно бесконечности, или, для полностью прозрачного мира, слепоте. Столь радикальные посылки трудно принять, тем более что автор предлагает их, возможно, в целях утилитарных, чтобы создать через них напряжение и оправдать движение. Ожидание отпора, однако, выражается слишком непосредственно, если помнить, что протагонист — геофизик, инженер и путешественник, объехавший полмира: «…средняя скорость движения пассажирского поезда – сорок пять километров в час, тридцать семь дней вокруг экватора, если не помешают шторма: так что планета крохотная и обозрима даже с верхней полки». [2] Он находит отпор своим посылкам в себе: «Я хочу жить в небольшой стране». [3] Или обнаруживает, что мир детства не так велик, как ему казалось до возвращения в родные места, то есть вновь находит встречное движение в себе: «Детский мир невелик, но ёмок – край света для нас исчерпывался сначала окончанием уходящей в море за горизонт эстакады, длящейся от вышки к вышке». [4] Посылки и возражения так и остались бы его внутренним делом, если бы конфликт между бесконечным и конечным не был выложен в реальности, как, например, конфликт между охраной заповедника и некими пришельцами вокруг реликтовой рощи: «Я понимаю – кушать им надо. Так ты трудись. Зачем браконьерничать, зачем лес рубить? Он тут без тебя миллион лет рос. А ты пришёл и зарубил вечность». [5] И наконец находит единомышленника, возражающего его возражениям на своё представление о том, что отсутствие сопутствует прозрачности: «Столкнуть вечность со временем – вот достойная задача. …А ты мне всё мелочь мечешь». [6] Предупреждение состоит в том, что то, что явлено, не дно. Прозрачность, с которой написан роман, не должна обманывать читателя: каждое событие здесь имеет объяснение, которое в свою очередь имеет своё объяснение, и так далее, но, тем не менее, кажется, что последняя причина находится: мальчики путешествуют по закрытой приграничной зоне, поскольку это часть их воспитания в детском клубе; их путешествие, однако, оказывается оправданием для распространения нелегальной литературы; это занятие в свою очередь прикрывает операцию контрразведки; а эта последняя, видимо, скрывает подлинный, как если бы все остальные дела были неподлинными, интерес к запрещённым духовным движениям. Однако читателю, которому надо было хранить дерево, чтобы обрести присутствие, теперь придётся рубить реликтовую рощу. Хотя бы одно дерево.

 

[1] Александр Иличевский. Перс: роман. Москва. Аст. Астрель. 2011-й год. Страница 211-я.

[2] Здесь же, страница 143-я.

[3] Здесь же, страница 166-я.

[4] Здесь же, страница 180-я.

[5] Здесь же, страница 223-я.

[6] Здесь же, страница 235-я.

Comments are closed.