Параллельнее некуда

Цивилизация – благо для живой природы. Человек создаёт более разнообразную среду обитания, давая живым существам возможность проявить Dzhonatan Franzen. Dalnij ostrovсебя в ней более ярко, нежели в традиционных биотопах: города, дороги, водохранилища, свалки, каналы, сельскохозяйственные угодья, военные полигоны, поля для гольфа – дерзай, выдумывай, процветай. «Самое браконьерское место на Кипре – британская военная база на мысе Пила», [1] говорит Джонатан Франзен. Сказанное означает, что эта база – птичье место. Он так же замечает, что урбанизация привела к восстановлению численности многих видов животных: «В восьмидесятые годы по итальянской сельской местности, опустевшей из-за переселения людей в города, рыскало более двух миллионов лицензированных охотников. Большая часть итальянцев-горожан, однако, относится к охоте отрицательно», [2] что привело — через принятие законов — к росту популяций самых любимых итальянцами хищников, в первую очередь волков. Джонатан Франзен, то есть, видит связь между благом диких животных и цивилизацией, но использует любой предлог, чтобы подвергнуть её сомнению, да хотя бы на примере Мальты: «Мальта, несомненно, являет собой Robert McClung. Lost Wild Americaкрасноречивое опровержение теории, будто рост благосостояния в обществе ведёт к лучшему обращению с окружающей средой». [3] Впору уличить его не в двоемыслии, конечно, но в параллельномыслии, согласно которому человек видя и признавая некие факты, одновременно придерживается взглядов, которые с этими фактами не имеют ничего общего. Что-то похожее происходит и с Робертом Мак-Клангом, [4] когда он отступает от последовательной и убедительной критики истребительной охоты и обращается к представлениям об общем вреде, который цивилизация наносит природе: «вполне вероятно, что теперь в Соединённых Штатах в целом птиц больше, чем было в эпоху первых поселенцев, несмотря на потерю миллиардов странствующих голубей. Тем не менее, хотя сама эта цифра выше, разнообразие видов в большинстве районов стало заметно меньше. Значительная доля общего числа птиц приходится на горстку преуспевающих видов, которым то обстоятельство, что человек расчистил леса и изменил дикую природу, пошло только на пользу». [5] И с этими преуспевающими видами человек опять ведёт борьбу, как некогда со странствующими голубями, но теперь, правда, под предлогом защиты урожая. Голуби сами были урожаем. В некоторых районах, надо заметить, разнообразие видов резко увеличилось: «до того как на прекрасный Гавайский архипелаг обрушилась цивилизация, там обитало около 64 видов местных птиц». В настоящее время там насчитывают 86 видов птиц, но 36 из них – завезённые. [6] Двоемыслие Роберта Мак-Кланга, правда, не так строго как у Джонатана Франзена. Он хорошо помнит, что недостающие 14 видов гавайских птиц стали жертвами не цивилизации вообще, а «ничем не ограниченной охоты». Пожил бы он, однако, во времена Джонатана Франзена, по другому бы заговорил.

[1] Джонатан Франзен. Неприглядное Средиземное. В книге: Джонатан Франзен. Дальний остров. Москва, аст и Corpus. Перевод Леонида Мотылёва. 2014-й год. Страница 126-я.

[2] Здесь же, страница 147-я.

[3] Здесь же, страница 144-я.

[4] Роберт Мак-Кланг. Исчезающие животные Америки. Москва. Мысль. Перевод И.Г. Гуровой. 1974-й год.

[5] Здесь же, страница 164-я.

Comments are closed.