Калифорнийка

Роберт Мак-Кланг  [1] и Джонатан Франзен [2] американцы, но представляют, кажется, разные культуры, хотя между публикациями их книг на Robert McClung. Lost Wild Americaанглийском языке прошло чуть больше сорока лет. Роберт Мак-Кланг написал свою книгу в то время, когда ещё не было изобретено глобальное потепление – а это хорошо известный способ предъявить обвинение любому человеку на том основании, что он принадлежит цивилизации, развитие которой и вызывает потепление, и одновременно уходить на этом же основании от ответственности, — поэтому он называет причину сокращения видового разнообразия и угнетения видов прямо – безудержная охота. Никакой глобальной, цивилизационной ответственности и прочей размазни: имена людей, которые приложили руку к истреблению видов или даже сделали последний роковой выстрел во многих, если не почти во всех случаях известны. Все крупные американские хищники, а именно серый волк, рыжий волк, карликовая и проворная лисицы, пума, гризли, большой аляскинский бурый медведь и медведь белый, стоявшие в конце шестидесятых годов на грани вымирания, все стали жертвами охоты. А клубы охотников документируют процесс. Dzhonatan Franzen. Dalnij ostrovДжонатан Франзен живёт в другой культуре. В очерке «Птичка из Китая» он упоминает китайских птицеловов, но дела их смягчаются заповедниками и тем, что ловят они птиц для людей, которые стремятся улучшить карму, выпуская этих птиц на волю. В очерке «Дальний остров» он говорит о ловцах омаров, но, кроме того, что омары летят с островов на самолётах, занимая даже места вторых пилотов, не может сказать, так ли плоха ловля омаров – всё же омары не птицы. Главное для него всё таки давление, которое оказывает на природную среду цивилизация, которая действует при этом тоже как природная сила, то есть безлично. В «Дальнем острове» упоминаются инвазивные виды, которые наносят вред видам местным, но на кошках или ежевике, которые подавляют тамошних птиц или папоротники, не написано, кто их на острова завёз конкретно. Люди, в общем. Роберта Мак-Кланга и Джонатана Франзена объединяет, однако, то, что они оба выступают против культур, в которых живут. Первый – прямо, он противник истребительной охоты, второй – косвенно: джипы вызывают его восхищение, хотя, по уверениям многих, они вредят рогатым жаворонкам. Гольф отнимает жизненное пространство у болотных птиц, но служит для него культурной отметиной. Он проделывает путь в несколько тысяч километров на реактивном самолёте, оказывая, таким образом, негативное влияние на природную среду, чтобы только взглянуть на редких певчих птиц. Он оспаривает даже такой продукт своей культуры как скука. Принимая джипы, самолёты, гольф и отрицая скуку, он подрывает культурную риторику. Зато он называет свою спутницу жизни на птичий манер – «калифорнийка, с которой я живу» [3] — как сойку или кедровку. Не уточняя, хохлатая она или белогрудая. Видимо, обыкновенная.

[1] Роберт Мак-Кланг. Исчезающие животные Америки. Москва. Мысль. Перевод И.Г. Гуровой. 1974-й год.

[2] Джонатан Франзен. Дальний остров. Москва, аст и Corpus. Перевод Леонида Мотылёва. 2014-й год.

[3] Здесь же, страница 83-я.

Comments are closed.