К символике поля для игры в гольф

Роберт Мак-Кланг [1] называет одиннадцать животных, а именно бобра, степного бизона, вилорога, благородного американского оленя вапити, Robert McClung. Lost Wild Americaкалана, северного морского котика, северного морского слона, лебедя-трубача, каролинскую утку, дикую индейку и белых цапель нескольких видов, которые, оказавшись на грани истребления, были всё-таки человеком сохранены. Уцелевшие, подобно своим менее удачливым сородичам, так же целенаправленно и безудержно истреблялись, но для их сохранения люди успели принять меры, направленные в основном на запрещение охоты, и часто даже не имея в виду создание защищённых территорий. Когда на животных не охотятся, они спокойно существуют рядом  с человеческой цивилизацией. Джонатан Франзен, [2] однако, всё равно считает, что опасность для видов представляет не только браконьерство, но и угнетение среды обитания. Видимо, это часть общекультурного кода. Джипы в его представлении охотятся на рогатых жаворонков. Однако в этой связи важно обратиться к символике полей для гольфа, которая играет в его очерке большую роль. Сначала эти поля выпадают из темы сохранения окружающей среды, хотя «гольф пожирает землю, Dzhonatan Franzen. Dalnij ostrovлакает воду, вытесняет флору и фауну, поощряет разрастание территорий, занятых людьми», и оказываются в теме социальной. [3] Поля для гольфа он находит как в американской, так и в китайской культуре. Джонатан Франзен не большой по его признанию любитель игры в гольф, но представление об игре имеет. Находясь внутри американской культуры, он себя от гольфа отделяет. Гольф не является маркером для автора ни в отрицательном, ни в положительном смысле, для других — да: «если ты хочешь почувствовать себя беспримесно белым бездельником мужского пола, нет ничего лучше, как потревожить в утренний час пик этнически разношерстную толпу рабочих людей, заставляя их обходить твой мешок с клюшками». [4] Автор, то есть, не принадлежит ни к белым бездельникам, ни к цветному рабочему классу. Но, оказавшись на поле для гольфа в Китае, он вдруг  становится носителем всей американской культуры, включая, конечно, гольф. На призывы китайских спутников показать класс, он не может ответить отказом – это выглядело бы как отказ от идентичности. Гольф указывает теперь не на социальное или расовое разделение, а на цивилизацию и понимается, в данном случае гольф китайский, как послание, как ещё один вариант послания, за которым Джонатан Франзен прибыл в Китай. Китайцы построили гольф-клуб, который пожрал землю, вылакал воду и потеснил пернатых. Пожизненное членство стоит шестьдесят тысяч долларов, его приобрели двести пятьдесят человек. Но они, это главное, в подавляющем большинстве своём клуб не посещают никогда. Они потребляют гольф на символическом уровне. Бальзам на измученную душу Джонатана Франзена – китайцы потребляют, но потребляют символически. В реальности на поле для гольфа будут гнездиться тростниковые суторы.

[1] Роберт Мак-Кланг. Исчезающие животные Америки. Москва. Мысль. Перевод И.Г. Гуровой. 1974-й год.

[2] Джонатан Франзен. Птичка из Китая. В книге: Джонатан Франзен. Дальний остров. Москва, аст. Перевод Леонида Мотылёва. 2014-й год.

[3] Здесь же, страница 26о-я.

[4] Здесь же, страница 294-я.

One Response to “К символике поля для игры в гольф”

  1. Сергей:

    А про петанк что скажешь?

    И с днем рождения внука Василия!