Немецкие солдаты вспомнили вкус детской крови

Вспомнили здесь. Стихотворение «Немец» открывает сборник Чарльза Буковски «Вспышка молнии за горой», изданного Астом в этом году в Москве. И его подружкой Аст Москвой. «Быть немецким мальчишкой / В Лос-Анжелесе двадцатых… / Мне приходилось тяжко. / Антигерманские нравы тогда / Цвели пышным цветом — / Последствия Первой мировой…» Страница 7-я. А удивляться нечему… Вот так на автомате расстреливаешь маму с двумя детьми, которые, между прочим, едут по своей собственной стране, — по родимому своему, ненаглядному Афганистану, — а потом удивляешься тому, что твой рейхстаг разрушен, твой «Карл Густлофф» потоплен, а все твои любимые арийские женщины изнасилованы. Откуда, чёрт возьми, взялись эти орды героев-подводников с раскосыми и жадными глазами-очами-перископами? Из Гиндукуша, откуда же ещё! Не удивляйся. Но нашему мальчишке повезло: «Стаи местных парней / Гоняли меня по округе / И орали: / «Держи немчуру!» / Поймать меня они не сумели ни разу». Это снова Буковски, страница 7-я, та же самая. Англосаксы всех испачкали кровью — и робких тевтонов, и застенчивых галлов, и нас, нас они из всех своих сил затаскивают в свой кровавый круг: «Россия намерена отправить в Афганистан 225 офицеров для подготовки афганской национальной полиции». Связанные одной кровью» — это о ком? О Европе, спаянной кровью афганских ребятишек. Лос-Анжелес (Лос-Ангелес) Чарльза Буковски отсылает нас к госпоже Ангеле (Анжеле) Меркель — самой влиятельной женщине планеты Земля. Она ли говорила о чрезмерном применении военной силы в Грузии? Вот: афганская семья едет в автомобиле по своей стране и видит блок-пост, установленный какими-то инопланетянами, на каком основании — не понятно, они — афганцы — здесь ездили и ходили беспрепятственно веками и никто их не мог остановить, и вдруг — блок-пост. Всё их естество вопиёт против этой преграды, против этой наглости, против несправедливости. И вы бы вопили, кто бы вы ни были. И точно так же получили бы свою немецкую пулю, как её получили афганские дети. Немцы, естественно, выполняли приказ. Понятно, что уж тут, — это даже нам понятно. Чрезмерное применение силы? Расстрел ребятишек за несанкционированный проезд через блок-пост — это чрезмерное применение силы? Если бы у афганцев был свой Маринеско, сколько человек из них кричали бы сейчас: — Маринеско, огонь!!! Но им не повезло — у них нет выхода к морю.